Некоторое время назад в Анкаре состоялся третий сбор послов Турции в зарубежных странах. Одними из основных тем обсуждения для участвовавших в сборе 150 дипломатов были вопрос геноцида армян, армяно-турецкий процесс и АСАЛА (Армянская секретная армия освобождения Армении, - прим. перев.). Во время интервью с газетой «Капитал» тюрколог Рубен Мелконян сказал, что распространяя информацию о сборе послов, власти Турции тем самым отправляют мессидж Армении и Азербайджану.

- С чем связано включение этих вопросов в повестку сбора турецких послов?

- Борьба против международного признания геноцида армян очень давно занимает стабильную позицию во внешнеполитической повестке Турции, и турецкая дипломатия в течении многих лет пытается выработать комплексную позицию по этому направлению. Естественно, что такие встречи проводятся периодически, но не о всех таких встречах распространяется информация и публикуются фото. Исходя из этого, можно сказать, что такая широкая огласка этой встречи преследует пропагандистскую цель. Думаю, что распространяя информацию об этой встрече, власти Турции послали некий мессидж и Армении, и Азербайджану – показывая, что Турция продолжает быть верной своим политическим первоочередным задачам и продолжает борьбу против процесса международного признания Геноцида армян.

- Во время встречи обсуждались вопросы армяно-турецкого процесса и АСАЛА. Почему в Турции вновь начали говорить об АСАЛА?

- В обсуждениях по вопросам внешней политики Турции имя АСАЛА давно не затрагивалось. То, что во время последней встречи затронули эту тему, по моему, не случайно. Думаю, этим шагом внешняя политика Турции  пытается создать фон для последующей работы. То есть, в какие-то моменты они попытаются использовать АСАЛА и сказать, что армянская сторона не исключает насилия, военных действий и т.д. Но турецкая сторона забывает, что АСАЛА является плодом справедливого суда армянского народа. Что касается армяно-турецких отношений, то опять-таки, думаю, что во всем этом есть элемент пропаганды. Скоро парламентские выборы, и этот факт заставляет правящую партию Турции усилить националистическую тональность в своих действиях.

- Требование премьер-министра Турции демонтировать памятник, символизирующий армяно-турецкую дружбу, тоже является проявлением антиармянской пропаганды, или здесь есть другая задача?

-Я склонен рассматривать вопрос с двух сторон. Во-первых, так называемый памятник дружбы уже несколько лет, как стоит, и об этом в основном мало кто не знал. Об этом не было особо известно ни в Армении, ни в Турции, и заявление премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана принесло неизвестному памятнику довольно большую популярность, люди стали говорить об этом. По-моему, все это плод эксцентричности Эрдогана. Не новость, что Эрдоган известен миру своим неуравновешенным и несдержанным поведением, которое является неразлучной частью его политического типажа и благодаря которому он имеет довольно высокий рейтинг в разных слоях турецкого общества. Эрдоган свои несдержанные заявления использует не только во внешней, но и во внутренней политике, во время предвыборной борьбы, во время критики, адресованной своим политическим противникам. Скандальные заявления, которые исходят из уст Эрдогана, не удивляют никого. Чтобы обобщить, хочу напомнить случай, когда он скандально покинул Давос. Думаю, что требование о демонтаже этого памятника  очередное проявление его скандального характера. Не исключаю, что здесь есть элемент пропаганды, с помощью которой правящая партия Турции в лице Эрдогана в Карсе, где живут многочисленные азербайджанцы, еще  раз утверждает о своих предусловиях в вопросе открытия армяно-турецкой границы и армяно-турецких отношений, одно из предусловий касается нагорно-карабахского конфликта. Это и стало причиной, что призыв о демонтаже памятника получил большую позитивную огласку в той части общества, которая имеет националистические настроения. Конечно, на днях Эрдоган коснулся этого вопроса и сказал, что он призвал демонтировать памятник, так как это неудачный архитектурный проект. Думаю, это уже было шагом назад. Акцентируя внимание на архитектурной стороне вопроса, Эрдоган попытался сказать, что его шаг не направлен против армяно-турецкой дружбы.

- Заявление Эрдогана получило широкую огласку в международной прессе. The Wall Street Journal написал: «Призыв премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана  демонтировать установленный в Карсе памятник, символизирующий армяно-турецкую дружбу, свидетельствует о той глубокой «заморозке», которая сейчас имеет место в вопросе нормализации армяно-турецких отношений и открытии границы». Ваша точка зрения?

- Я не хотел бы придавать такое большое значение призыву демонтажа памятника и помещать этот вопрос в более широкий контекст. Несомненно, это одно из явлений, характеризовавших армяно-турецкие отношения, но я убежден, что заявление Эрдогана о демонтаже памятника больше является одной из его предвыборных выдумок. Хочу сделать еще одну небольшую ремарку: этот памятник был установлен во времена прежнего мэра Карса, который известен своими некоторыми позитивными шагами, направленными к нормализации армяно-турецких отношений. Во время выборов мэра Карса он проиграл другому кандидату, который придерживается неуступчивых позиций правящей партии по вопросу нормализации армяно-турецких отношений. По моему, все это - в контексте внутриполитической борьбы Турции и борьбы между двумя мэрами, и этим шагом правящая партия содействует действующему мэру.

- Какие развития могут иметь место в Турции перед 24 апреля?

- Я убежден, что внешняя политика Турции стала заложником своего же заявленного принципа - борьбы против Геноцида армян. А бороться против Геноцида означает бороться против истины. То есть, внешняя политика Турции - заложник борьбы против истины. Поэтому каждое 24-е апреля создает для Турции новые проблемы – она напрягает все свои силы для преодоления еще одного 24-го апреля. Надо заметить, что преодоление любого 24-го апреля дается не так легко: Турция делает разные уступки, часть которых видна, а другая часть так и остается невидимой. Каждый год Турция делает уступки США и другим государствам, чтобы те не дали ход разным резолюциям, признающим Геноцид армян. Это заметно ослабляет внешнюю политику Турции. Так что, можем констатировать, что вопрос признания Геноцида стала ахиллесовой пятой для внешней политики Турции. Должен заметить, что этот вопрос начал создавать серьезные проблемы также во внутренней политике Турции, и в среде критикующих правящую партию постепенно становится доминантным то мнение, что борьба Турции против Геноцида армян похожа на борьбу против мельниц, которая со временем становится все более неэффективной.

Перевод: Гамлет Матевосян

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.