Сегодня британская нефтяная компания сделала заявление о возобновлении выплаты дивидендов, однако ее инвестиции в Россию вызывают беспокойство.

ВР постепенно оправляется после ситуации с разливом нефти. Почти год спустя после аварии на нефтяной платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе британская компания начинает вставать на ноги. Во вторник она представит результаты своей деятельности за прошлый год, а также сделает очень важное для акционеров заявление о возобновлении выплаты дивидендов. Тем не менее, ее новые инвестиции в Россию, предусматривающие обмен активами с государственной нефтяной компанией «Роснефть», вызывают беспокойство. «Существует риск того, что ВР создаст себе этим только еще большие проблемы», - комментирует Эндрю Нефф (Andrew Neff) из аналитической компании IHS.

После взрыва в скважине «Макондо» в апреле 2010 года признаки улучшения положения ВР заметны невооруженным глазом. Биржевые котировки выросли на 60%  по сравнению с минимумом (но остаются на 25% ниже достигнутого в прошлом максимума). Основная причина заключается в том, что опубликованные в США результаты следствия по экологической катастрофе перекладывают ответственность сразу на несколько предприятий. Другими словами, такое разделение ответственности позволило ВР избежать обвинения в «преступной халатности», которое привело бы к утроению штрафа и обязало британскую компанию единолично выплатить всю его сумму. Вместо этого ВР сможет разделить счет со своими субподрядчиками (Halliburton и Transocean) и совладельцами скважины «Макондо» (BP принадлежит 65 %, Mitsui Oil Exploration и Anadarko - 35 %). В итоге 40 миллиардов долларов, что ВР отложила на покрытие связанных с аварией расходов, по-видимому, все же будет достаточно. Или даже слишком: Кен Фейнберг (Ken Feinberg), который занимается выплатой связанных с разливом нефти компенсаций, еще в январе говорил о том, что ему, скорее всего, не понадобится расходовать все эти средства.

Реванш

Вторым поворотным моментом для ВР стало подписание важнейшего соглашения с российской государственной компанией «Роснефть» в середине января этого года. Договор предусматривает обмен активами: ВР получит 9,5% «Роснефти», которой соответственно достанется 5% акций британского предприятия. Вместе они займутся разведкой в протянувшейся на 125 000 кв. км российской арктической зоне, которая равна по своей площади и потенциалу британскому Северному морю. Для Боба Дадли (Bob Dudley), который принял бразды правления ВР после разлива нефти, это стало своего рода реваншем: в 2008 году его выдворили из России, где он возглавлял совместное предприятие ТНК-ВР.

Тем не менее, подписанное соглашение связано с риском. Российские акционеры ТНК-ВР, Alfa-Access-Renova, пытаются добиться его расторжения в суде. Они утверждают, что ВР может действовать в России исключительно через их совместное предприятие. Кроме того, сделка вызывает вопросы и со стратегической точки зрения: ВР продала активов более чем на 20 миллиардов долларов, чтобы покрыть связанные с аварией расходы, и ее прибыли отныне крайне зависят от России. Несмотря на укрепление позиций компании, Бобу Дадли придется дать объяснения насчет своей новой стратегии.