Пошлют к ним армию или нет? Историк Александр Даниэль из российского общества «Мемориал» этим простым вопросом в книге «За вашу и нашу свободу» описывает напряженное ожидание советского общества в первой половине 1968 года, как дальше будут развиваться события в Чехословакии. Такой же вопрос, конечно, звучал и в других коммунистических странах Восточного блока. После Восточной Германии, Польши и Венгрии 1950-х годов и их попыток вырваться из объятий сталинизма новой надеждой стала Пражская весна.

Ответа гражданам стран Варшавского договора долго ждать не пришлось – его на мостовых чехословацких городов отпечатали танки. Эти события на Западе и в других частях свободного мира вызвали волну негодования и протестов. Восточный блок в этом отношении, наоборот, производил впечатление болота с застоявшейся и затхлой водой без каких-либо признаков жизни. Только после падения коммунистических режимов в 1989 году мы постепенно стали узнавать, что это было не так, что и здесь существовали отважные люди, выступавшие против оккупации Чехословакии. В отличие от Запада - с  красноречивым лозунгом «За вашу и нашу свободу»!

Одноименная книга историка Адама Градилека (Adam Hradilеk) и его коллег рассказывает об этом через истории жизни тех людей. В виде интервью в ней запечатлены судьбы сегодня уже известных русских, польских, немецких и болгарских диссидентов. Кроме того книга приносит новые свидетельства о неожиданном количестве протестов, которые тогда происходили в странах, принимавших участие в оккупации Чехословакии.

Сопротивление братской помощи

Идея книги появилась в 2008 году, когда в связи с 40-й годовщиной августовских событий в Прагу приехали очевидцы протестов. Из группы восьми смелых русских, которые выступили против оккупации на Красной площади, приехали Наталья Горбаневская, Павел Литвинов и Виктор Файнберг. Из бывшей Восточной Германии – Франциска Грозер (Franziska Groszer), Тони Крал (Toni Krahl) и Бернд Эйзенфельд (Bernd Eisenfeld), из Венгрии – Ангес Хеллер (Ágnes Heller), Тереза Стодолник-Ордыловска (Teresa Stodolnik-Ordyłowská) и Корнел Моравицки (Kornel Morawiecki) из Польши и Александр Димитров (Aleksandăr Dimitrov) из Болгарии.

Градилек и его коллеги вели долгие беседы с этими людьми, что легло в основу книги. Добавились интервью с Владимиром Дремлюгой и Элияху Рипсом (Elijahu Rips), который по примеру Яна Палаха (Jan Palach) в апреле 1969 года в Риге попытался сжечь себя. «В самом начале проекта было понятно, что несколько этих записанных историй представляют лишь малую долю судеб людей, которые после 21-го августа, несмотря на вероятные тяжелые последствия, не сомневались и выступили против тоталитарной власти за нашу и свою свободу», - пишет во введении Градлинек.

Поэтому в каждой главе книги есть исследование историка, связывающее протесты с тем, что тогда происходило в отдельных странах, описывающее ситуацию в обществе и в политике, отношение государственных лидеров к Пражской весне. Однако центральная тема всех исследований – неприятие населением насильственного подавления событий в Чехословакии и осуждение участия собственных солдат.

Как уже было сказано, многочисленность протестов удивляет. Здесь есть несколько уровней. С одной стороны, открытые выступления, например, как это было на Красной площади, или студенческие шествия в Таллине, попытки самосожжения, например, в книге рассказываются истории Сандора Бауэра (Sándor Bauer) в Венгрии и Рихарда Сивице (Richard Siwiece) в Польше, голодовки, забастовки, индивидуальное публичное отрицание оккупации, распространение правдивой информации через самиздат. Нельзя не сказать и об анонимных жестах: надписях на заборах и на дорожном полотне, непрофессионально распространявшиеся листовки, лозунги, вывешенные в окнах квартир и учреждений, банкноты, исписанные призывами к выводу войск из Чехословакии. Все эти действия имели кое-что общее, и название книги справедливо говорит об этом.

С другой стороны, это не было организованное сопротивление. Поэтому коммунистические режимы везде реагировали одним и тем же образом – избивали, сажали, исключали из учебных заведений и выгоняли с работы. Советской особенностью было удержание силой неугодных людей в психиатрических больницах. Рука об руку с преследованиями шла пропаганда о «братской помощи». Сегодня приближенную историками реакцию на оккупацию можно считать первым глубоким потрясением во всех странах Восточного блока.

В книге на примере Советского Союза это ярко описывает Алескандр Даниэль: «Интересно, что гораздо более кровавое подавление венгерской революции в 1956 году ее соучастники так трагически не воспринимали, что, безусловно, доказывает, какое удивительное развитие произошло в обществе за 20 лет, прошедших с тех пор».

Вирус Пражской весны

Что действительно происходило в коммунистических странах, в книге можно понять из интервью. Где-то, как, например, в ГДР и Польше, можно говорить об отрицании недееспособного режима целым поколением молодых людей, студентами, которые приблизили события в Чехословакии. В Советском Союзе, наоборот, огромное влияние на пробуждение общества оказала хрущевская десталинизация после ХХ-го съезда партии, или частичная либерализация, прежде всего, в области культуры. И неслучайно, что все русские, с которыми говорили авторы книги, видят в военном вмешательстве явный сигнал оппозиционному брожению в Советском Союзе со стороны нового руководства Брежнева. Молодому поколению в коммунистических странах казалось, что, по сравнению с предыдущими попытками в 50-е годы, реформистская Пражская весна угадала подходящий момент, и ее «вирус» распространится дальше.

Отсюда большие надежды, о которых в книге говорят все, и большое разочарование. Царившую атмосферу удачно описывает диссидент Павел Литвинов: «Было ясно, по крайней мере мне, что действия Дубчека (Dubček) и их последствия направлены прямо в сердце самого коммунизма, то есть к свободе слова. Поэтому рано или поздно русские должны были послать к вам свои войска, иначе был бы заражен коммунизм внутри Советского Союза. Брежнев, конечно, думал так же, как и я. Разница была только в том, что мне это нравилось, а ему – нет».

Помимо упомянутых новых исторических фактов, опубликованные интервью представляют собой еще и яркий и оригинальный источник информации о жизни, учебе и работе в разные временные эпохи как в Советском Союзе, так и в других коммунистических странах. Более того, все, с кем общались авторы книги, до сих пор, судя по их ответам, так и остались выдающимися личностями, и поэтому невероятно  захватывает чтение о разных жизненных путях в разных условиях существования к единой общей цели. К отрицанию лжи, принимаемой остальным обществом, и подавлению страха перед последствиями такого поступка. В своем прощальном письме Элияху Рипс это описывает предложением: «Кто-то должен доказать, что заставить замолчать всех нельзя».

 

ADAM HRADILEK: ZA VAŠI A NAŠI SVOBODU

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.