Подъем народного движения в арабских странах поставил европейских лидеров в сложное положение. Их неспособность восторгаться борьбой за свободу и человеческое достоинство у самых врат ЕС вызывает стыд. Заявления о Средиземноморском Союзе, которые звучали от президента Франции еще с 2008 года, лишь добавляют в ситуацию еще больше путницы. В объединении демократий и диктатур так и не было достигнуто реальных результатов. Сегодня же каждая арабская страна, где происходит революция, требует к себе отдельного подхода. Тунис стал первым из этих государств, в котором состоялась настоящая демократическая революция. Так какую же поддержку Тунису должна оказать Европа? Как ему помочь? Как наладить сотрудничество с добившимися, наконец, свободы тунисцами?

Нужно взять на себя щедрые, смелые и ответственные обязательства: предложить Тунису вступить в Евросоюз. Такое решение будет оптимальным со всех точек зрения: идеализма, интересов, геополитики и реализма. 

Идеализм: столь близкий к нам и почти родной Тунис оказался свободным. Так не является ли это иллюстрацией принципа общечеловеческих ценностей, которые движут Европой со времен деколонизации и Римского договора?

Понятные интересы: между европейцами и тунисцами существуют преемственность в демографическом, территориальном, экономическом, социальном, научном, торговом, туристическом и лингвистическом плане. Объединение позволит и тем и другим получить максимум выгоды.

Геополитика: как показывает практика, расширение  - это наиболее эффективный способ для согласования интересов соискателей и государств-членов. Оно позволяет повысить мобильность активного населения и ускорить миграционные процессы, а также обеспечить плодотворный обмен идеями и капиталами.   

Реализм: переговоры по присоединению (в гораздо большей степени, нежели политика сотрудничества и поддержки) являются мощным рычагом распространения демократии, залогом строительства правового государства и развития.

Равенство

Так, французы и испанцы говорят о новом плане Маршалла (но разве Тунис лежит в руинах и ему угрожает начало холодной войны?). Италия предлагает немедленную выплату размером в пять миллионов евро, Еврокомиссия же, ни больше, ни меньше – 258 миллионов в течение трех лет с последующим присвоением статуса привилегированного партнера (как у Марокко и Иордании). В то же время, чтобы начать инвестиции в страны арабского мира, 2011 года ЕС дожидаться не стал. На партнерство в средиземноморском регионе и политику соседства с 1995 года было потрачено 16 миллиардов евро.

Наши европейские лидеры поступают вопреки собственной истории. Так, Европейское экономическое сообщество очень быстро сделало предложение о вступлении освободившимся от диктатуры грекам, а также португальцам после революции гвоздик (1974 год). То же самое было и в случае победивших диктатуру Франко испанцев (1975 год). И разве нынешний Тунис нельзя сравнить с Грецией и Португалией тех времен? Позднее ЕС распахнул свои двери перед восточными европейцами, которые сбросили с себя оковы коммунистических диктатур, и утвердил Копенгагенские критерии членства. Они, кстати, действуют и по сей день!  

Пришла пора отказаться от подачек и антииммиграционной политики. Мы должны оказать поддержку зарождающемуся в Тунисе правовому государству, динамизму его населения и социальной рыночной экономики, которая должна освободиться от коррупции, кумовства и хищнических монополий. ЕС должен относиться к демократическому Тунису как к равному себе партнеру. И предложить ему присоединение.

 

Сильвен Кан - историк, эксперт по европейской интеграции, преподает в Парижском институте политических наук (Sciences Po).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.