Успех европейской политики соседства зависит от официального признания ЕС существования фундаментальных различий между Востоком и Югом. Самые важные из них - наличие у восточных партнеров (в отличие от южных) европейских устремлений и перспектив.

В ближайшие месяцы ЕС проведет пересмотр политики добрососедства и «Восточного партнерства» - важнейших европейских инициатив в отношении Востока. Европейский парламент проведет голосование по резолюции на эту тему. Мне, как докладчику по этой резолюции, особенно важно сделать выводы из успехов и поражений, которые мы пережили за прошедшие семь лет.

Утешительная награда или горькая пилюля

Кажется, что это было недавно, но от 2004 года, когда была сформулирована европейская политика добрососедства, и произошло расширение Евросоюза, нас отделяет целая эпоха. Семь прошедших лет – это заметные положительные изменения и удовлетворенность государств, вступивших в ЕС, а одновременно отсутствие перелома и нереализованные надежды наших восточных соседей, мечтающих о вступлении. Политика соседства должны была стать для них утешительной наградой. Но она стала и горькой пилюлей, когда их смешали в одну кучу с южными странами. Такой подход в дальнейшей перспективе сохранить не удастся. В целом, восточные соседи в сравнении со средиземноморскими странами более демократичны, т.е. похожи на нас. В отличие от южных стран они являются европейскими и в таком качестве имеют право подать заявку на членство в ЕС. Более того, вступление в ЕС стало для некоторых восточных партнеров стратегической целью.

Важнейшим событием с 2004 года в этом направлении было, безусловно, инициированное ЕС в 2009 году создание программы «Восточное партнерство», которая была предложена Польшей и Швецией. Ее основная идея – приблизить страны Восточной Европы и Южного Кавказа к ЕС. Благодаря этой программе все восточные соседи Евросоюза (Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия, Украина) впервые оказались под общим «зонтом» и к ним был применен де факто иной подход, чем к «южанам». Основой программы стал принцип выполнения условий: требование, чтобы они провели проевропейские реформы. «Партнерство» закрепилось в европейской политике, и теперь политика соседства в отношении стран, лежащих на востоке, в сущности, совпадает с его программой. В мае этого года в Будапеште пройдет саммит ЕС и восточных партнеров, который должен подытожить результаты двух лет существования инициативы.

Как можно оценить семь лет европейской политики добрососедства и два года «Восточного партнерства»? Довольно быстро оказалось, что сшитый в Брюсселе костюм не «сидит» идеально на всех соседях, т.к. он не удовлетворяет их европейские устремления. За эти семь лет Восток стал более демократичным и, в результате, проевропейским. Произошли две демократические революции: в Грузии – роз, и «оранжевая» на Украине. Хотя сейчас в обеих странах можно заметить явления, вызывающие беспокойство, угрозы того, что появится украинский или грузинский Лукашенко, нет. Самые большие надежды вызывает Молдавия, где в 2009 году к власти пришла однозначно проевропейская демократическая коалиция. Не случайно именно эти три государства, будучи самыми демократическими в «Восточном партнерстве», занимают наиболее проевропейскую позицию, т.е. считают членство в ЕС своей долговременной стратегической целью. Дальнейший прогресс Молдавии необходим: он может вызвать здоровую конкуренцию в Киеве и Тбилиси за европейское соперничество.
 
Итог последних лет неоднороден. Произошло закрепление постсоветского режима в Белоруссии, авторитарного правления в Азербайджане и неблагоприятное движение Армении в том же направлении. Но даже в такой ситуации нельзя опускать руки и выбрасывать полотенце на ринг. Баку и Ереван остаются более заинтересованы в сотрудничестве с ЕС, чем многие страны юга.

Соседские дилеммы

Для «конструктивной самокритики» европейской политики добрососедства на востоке нужно сформулировать несколько дилемм, которые описывают основные векторы активности Европейского Союза. Во-первых: насколько многостороннюю, а насколько двустороннюю политику в отношении данных государств ведет ЕС. Двусторонние отношения с Молдавией, которая уже сегодня, по меньшей мере, в семи сферах реализует совместную с ЕС политику, отличаются от отношений с Белоруссией или с Азербайджаном. 

Во-вторых: прошедшие годы однозначно продемонстрировали, что поддерживать связи со странами только через их власти – неэффективно. Отсюда исходит требование, которое будет жестко поставлено в резолюции Европейского парламента: развивать контакты между людьми, предлагать привлекательные программы для студентов, местных элит и журналистов, сильнее, чем ранее, поддерживать независимые СМИ и неправительственные организации. Новая идея – сотрудничество с органами самоуправления, которые зачастую ближе к демократическим стандартам, чем центральные власти.

Поэтому следующая проблема, требующая решения – это визовый режим. Нельзя сохранять ситуацию, при которой простая поездка в Евросоюз стоит более 40 евро, а принцип выдачи виз оскорбляет человеческое достоинство. Сейчас виза в Европу принадлежит к разряду роскоши и является искусственным барьером для жителей востока. А ведь поездка в ЕС – это самый большой шанс обратить к нам сердца простых людей. Отмена виз, которую ЕС уже признал долговременной целью, должна произойти как можно быстрее, разумеется, после выполнения восточными соседями всех необходимых требований. 

Очередной вопрос – это деньги. Сейчас Евросоюз, гордясь самим собой, ссылается на намерения потратить на цели «Восточного Партнерства» как минимум 2,5 миллиарда евро. В действительности по большей части (более 2 миллиарда) – это деньги, которые и так были бы направлены в эти страны в рамках иных бюджетных позиций. Объединение этих средств и именование их средствами, предназначенными на «Партнерство», можно назвать в штуку «креативной бухгалтерией». Поэтому очень важно, чтобы в новом бюджете ЕС (с 2014 года) объем средств на программу был увеличен. 

Также следует критично взглянуть на нынешний способ траты этих средств. В значительной мере они идут на обучение публичной администрации, создание правительственных институтов и «нейтральные» проекты (приграничное сотрудничество, окружающая среда). Конкретных и переломных результатов этих программ почти нет. А ведь сегодня более чем когда-либо необходимо, чтобы ЕС значительно усилил свою поддержку третьего сектора и системы правосудия у восточных соседей. Ахиллесова пята этих стран – коррупция и любовь к «сильной руке».

Что с членством?


Последний вопрос, ставший в Европе стыдной темой, - это перспектива членства восточных соседей. Европейский Союз не способен дать ответ на вопрос, должны ли они когда-нибудь стать его членами или нет? Между тем, нет никаких сомнений, что без перспективы членства готовность этих стран проводить реформы будет гораздо ниже, чем при наличии такой перспективы. Если мы будем пользоваться лишь истертыми общими формулировками, что «двери в Евросоюз не закрыты, т.к. Римский договор дает возможность каждой европейской стране подать заявку», мы не сможем в полной мере запустить в действие нашу «мягкую силу» и огромный потенциал оптимизма и самоотверженности в тех странах, которые заинтересованы в членстве. Если мы не способны говорить с ними об этом, то будем хотя бы искренними и не будем ожидать сверхъестественных результатов от реформ, которые проводятся в этих странах.

Все эти замечания приводят к одном простому выводу, что сохранять и дальше общий знаменатель для Востока и Юга не имеет смысла. Важнейшее различие между ними – это факт, что Восток (хоть и не весь) хочет и имеет шансы получить членство в ЕС, а у Юга таких шансов и желаний нет.

На майском саммите «Восточного партнерства» в Будапеште следует сказать отчетливо обо всех этих вещах и сформулировать политику, которая расширит горизонт надежды миллионам людей, которые живут на востоке от Евросоюза и мечтают о том, чтобы стать частью европейской семьи. 

Марек Сивец – евродепутат, докладчик резолюции Европейского Парламента на тему политики восточного соседства.  
Адам Бальцер – руководитель программы «Расширение и соседство ЕС» Центра европейской стратегии demosEUROPA, ассистент Марека Сивеца по вопросам «Восточного партнерства».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.