Наступила 12 годовщина начала бомбардировок. В мощнейшей на то время силе, примененной против одной страны, за 78 дней и ночей, в 30 тысячах авианалетов, от 50 тысяч снарядов - погибли две с половиной тысячи человек

Зловещий вопль сирены предупредил об атаке «милосердного ангела» - как НАТО назвал свою кампанию против Сербии и Черногории - около 20 часов, 24 марта 1999 года. Девятнадцать стран альянса без одобрения Совета Безопасности ООН начали бомбардировки, в первую очередь, казарм  и элементов противовоздушной обороны армии Югославии - в Батайнице, Младеновце, Приштине ...

В мощнейшей на то время силе, примененной против одной страны, за 78 дней и ночей в 30 тысячах авианалетов, от 50 тысяч снарядов погибли две с половиной тысячи человек: 500 гражданских лиц, среди них 79 детей. Ранены 12 с половиной тысяч жителей. Разрушена инфраструктура, экономика, уничтожены школы, медицинские учреждения, редакции средств массовой информации, памятники, сербские святые места ...

Тогдашние власти в Белграде ущерб оценили в около ста миллиардов долларов и потребовали компенсации от членов НАТО. В то же время группа сербских экономистов оценила ущерб в 29,6 миллиарда долларов! Итальянские аналитики добавили к этому свои подсчеты, по которым на эти средства можно было бы прокормить 79 миллионов человек в голодных регионах этой несчастной планеты.

12 лет спустя ужасные картины возвращаются. Почти сравняли с землей Сурдулицу, Куршумлию, Алексинац, под руинами которых остались целые семьи. Как будто все еще слышны крики детей в «Maином поселке» в Джяковице, где погибли беженцы из Краины. Кровь и крики людей на рынке в Нише после взрывов кассетных бомб. В семействе Ракич в Батайнице безжизненное тело их трехлетней Милицы. В Нови-Пазар отец безуспешно пытается спасти своего двухлетнего сына Марка. В Мердаре под развалинами девятимесячная Бояна Тошович и ее папа Божина.

В поле, в Рибнице, вблизи Враня, погибла пятнадцатилетняя  Ирена Митич,  сеявшая с отцом кукурузу. В обьятиях друг друга погибли выпускники гимназии Милан Игнятович и Гордана Николич. В поезде, остановленном и сожженом ракетами в ущелье Грделица, растворились все планы молодого семейства инженеров-химиков из Лесковца, Ивана и Анны Маркович, которые только четыре месяца были в браке. На мосту в Варварине под бомбами угасла жизнь блестящего математика Сани Миленковича. Не зажили раны и Максича из Буяновца, отца семнадцатилетнего Мирослава. Под руинами дома в Рале, возле Сопота, закончилась жизнь малых Павловичей, Стефана и Даяны. И их папы Владимира. В Мурине, в Черногории, долго раскапывали тела девочек из Приштины, Юлианы Брудар, Оливеры Максимович и Мирославы Кнежевич, которые искали спасения у бабушки с дедушкой.

До сих пор жив образ разрушенных мостов в Нови-Саде, уничтоженного «Крушика» в Валево и «Свободы» в Чачке...

Тысячи домов сербских людей со всем их имуществом исчезли под бомбами.

Непосредственным мотивом натовских бомбардировок Сербии и Черногории послужила акция сербской полиции в Рачаке, одном из оплотов ОАК, 15 января 1999 года. Тогда глава комиссии ОБСЕ в Косове Уильям Уокер вооруженные действия полиции против террористов назвал «резней» гражданских лиц. С того дня  началась информационная подготовка к атаке.

Два месяца спустя НАТО начал атаку с судов в Адриатическом море, из четырех воздушных баз в Италии при поддержке стратегических операторов, вылетевших из баз в Западной Европе. Потом и из Америки.

Строуб Тэлботт, один из основных участников переговоров, которые привели к  окончанию бомбардировок, заявил тогда, что «это был последний крупный международный конфликт» самого кровавого века. Это был первый за 50 лет существования НАТО раз, когда альянс пошел на войну. Впервые коалиция стран напала на какой-то режим с тем, чтобы, как заявляли главы альянса «жестко положить ему конец», оправдываясь, что они предотвращают «гуманитарную катастрофу албанского национального меньшинства».

Бомбардировки Сербии и Черногории завершились 10 июня принятием резолюции 1244 СБ ООН. Днем ранее, представители югославской армии и НАТО в Куманове подписали военно-техническое соглашение. Этот документ предусматривал вывод сил югославской армии из Косова и введение в провинцию международных войск - КФОР.

Перед этими силами, в составе которых были 37200 солдат из 36 стран, была поставлена задача «обеспечить мир всем национальным общинам в Косове». О том, удалось ли им это, красноречиво свидетельствуют последующие события - из Косова и Метохии было изгнано 280 тысяч сербов. Похищены около 1500 неалбанцев. В южной провинции Сербии почти одновременно поселились около 800 тысяч албанцев, треть из которых никогда не жила в Косове.

Двенадцать лет спустя после бомбардировок в Косове и Метохии сербов практически не осталось. Семь лет назад, 17 марта, новый погром. Мишень албанцев - сербы, их собственность и святыни. В феврале 2008 года Приштина, при поддержке международного сообщества, объявила о своей независимости. В таких условиях процес возвращения сербов на свою исконную землю почти остановился. Принесут ли новые переговоры между Белградом и Приштиной, начатые в марте этого года в Брюсселе, больше надежды сербам? Время будет лучшим свидетельством. (...)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.