Наступление новых правых–националистов, Дания, решающая выйти из Шенгенского договора, недовольство “больших” стран, вынужденных спасать экономики “малых”, расхождения, возникшие во время войны в Ливии ,являются доказательством того, что Европейский Союз переживает момент тяжелого политического, экономического и идентификационного кризиса. Вместе с ЕС кризис поразил и такие многосторонние организации как НАТО, которая когда–то сплачивала между собой государства, разделяющие общие ценности и интересы. Иллюстрацией к сказанному может служить встреча “Вышеградской группы” (V4), случившаяся 12 мая этого года, когда члены этого свободного союза, в который входят Чехия, Польша, Венгрия и Словакия решили организовать “battle group” (войсковую единицу, состоящую из пехотных и танковых частей и включающую также   учения, обмен информацией и технологиями) к досаде всем тем, кто еще мечтает о создании общей европейской армии.

“Вышеградская группа” родилась в начале девяностых годов, когда эти четыре страны (в то время три, так как еще не разделились Чехия и Словакия) после падения Берлинской стены и распада Советского Союза решили договориться между собой с целью ускорить политические реформы и переход к рыночной экономике. Идея заработала, но потом отчасти  соперничество, отчасти желание воспользоваться выгодами расширения Евросоюза и, наконец, воля к вступлению в Северо–Атлантический Альянс замедлили реализацию проекта  V4 под влиянием иллюзии, что Россия смирится с ролью второстепенного государства из “серии Б” после падения коммунизма.

Но события развивались по другому сценарию. Через очень короткое время Москва вновь вернула себе роль в ближайшем окружении, но на этот раз ее присутствие в зонах влияния выразилось не в использовании военной силы, а в применении газового рычага. Оккупировав Грузию, Путин послал ясное предупреждение своим соседям: будьте осторожны, мы вернулись на свои позиции, и шутки с нами плохи. Недавно экономический кризис 2008 года поставил на колени Европу; Германии в определенный момент надоело быть “мотором” союза, и она справедливо потребовала от Брюсселя резких мер для спасения неплатежеспособных стран. Берлин начал сомнительную игру, направленную на сближение с Кремлем, что выразилось в договоре о строительстве газопровода “Северный Поток”, а также в нейтральной позиции, занятой Германией в ливийском конфликте.

В этот момент члены V4 задали себе вопрос: что нам делать в подобном союзе, разделенном, без общих ценностей, который не смог выработать общую Конституцию, базирующемся на сладкоречивой, но дорогостоящей технократии, проводящем двусмысленную “евроарабскую” политику под обманчивым покровом мультикультурализма и политкорректности? К чему пришли наши американские друзья, которые после поражения коммунистов упорно сконцентрировались на исламском мире? Во что превратилась НАТО, которая в течение десяти лет от вмешательства в Афганистан до конфликта в Ливии “предала” свой первоначальный театр действий, отодвинув на задний план Восточную Европу? Что осталось  от барьера, который во время холодной войны мешал русским   нарушить границы?

Вот почему  V4 снова собрались и после некоторых колебаний и проволочек  прошлых лет (но при этом они не изменили первоначальной идее) они решили создать единое войско, благоприятствуя и большей интеграции с юридической точки зрения. Премьер–министр Путин немедленно полетел прямым рейсом в Словакию, позже всех вступившую в союз V4 и являющуюся его ахиллесовой пятой, чтобы продвинуть дальнейший коммерческий обмен и предложить снабжение энергией по выгодным ценам. Следовательно, после военного соглашения “Вышеградская группа” имеет перед собой два сценария: первый заключается в том, чтобы продолжать оставаться союзом, свободным от слишком многих задач, который хоть и состоит из государств и народов с общими культурно–историческими корнями и традициями, но перемежает фазы сплоченности и разобщенности в зависимости от политического момента; по второму сценарию может последовать усиление группы  V4, причем цементом такого союза могут стать общие антирусские настроения. Тогда эта группа станет конкурентом немецкму “мотору” и другим “большим” европейским странам.

“Ключевым моментом” в таком сценарии, как пишет американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor, является Польша, страна, которая имеет такой же вес, как три вместе взятые. Ее экономика характеризуется высокими показателями развития, толчок которой дал свободный рынок. Если она станет связующим звеном между центрально–европейским и северо–европейским (балтийским и скандинавским) блоками, то тогда, действительно, Европейский Союз, Шенгенский договор, планы спасения стран, экономика которых находится в плачевном положении, войны против далеких африканских и афганских диктаторов станут тяжелым грузом, ускорив разрушительные процессы внутри Евросоюза. Альянс с США, естественно, для V4 останется нерушимым, а может даже и укрепится. В этом случае будет нанесен удар по интересам Москвы: в заседании  V4, на котором было принято решение о создании общей армии, участвовала и Украина (уже поговаривают о “4+1”).

Польша – это ключ, но Варшава должна сделать выбор: встать окончательно во главе “последних”, то есть восточных европейцев и балканских стран, чтобы составить противовес Брюсселю и сдерживать Москву, или стать одной из “первых”, войти в клуб отцов–основателей, одновременно обосновавшись в салоне НАТО, конечно, при условии, что Европа и Альянс будут продолжать существовать.