Прага - Среди жителей Центральной и Юго-Восточной Европы все более распространенным становится мнение, что сохранение национальных валют является лучшим путем к процветанию для Развивающейся Европы, нежели переход на евро.

Последним свидетельством того, что все удлиняющийся список стран зоны евро, нуждающихся в финансовой помощи, и сбивчивая и беспорядочная реакция европейских правительств на кризис оказывают вредное воздействие на поддержку евро в регионе, пришло 11 мая - опрос, проведенный Варшавской школой экономики, показал, что впервые за много лет больше поляков выступают против перехода на евро, чем за него.

По данным последнего опроса, 41,7% респондентов выступают против введения евро, это на 3,3% больше, чем в прошлом году, в то время как число желающих перейти на европейскую единую валюту упало с 42,2% до 40,8%. «Впервые за долгое время мы наблюдаем ситуацию, когда число скептиков в отношении евро превысило число сторонников единой валюты», - говорит Петр Бяловольский (Piotr Bialowolski) из Варшавской школы экономики, которая следит на общественными настроениями поляков по поводу перехода на евро с 2006 года.

Нежелание общественности переходить на евро еще более отчетливо наблюдается в Чешской республике, где целых 80% респондентов в опросе SANEP (чешский Центр по анализу и эмпирическому исследованию, первый в Чешской республике онлайн исследовательский интернет-центр общественного мнения, прим. перевод.), результаты которого были обнародованы в апреле, заявили, что они против введения евро, а поддержку единой европейской валюте высказали меньше двадцати процентов опрошенных.
 
Высказываясь

Политики региона также становятся заметно более резкими в своей критике недостатков евро и откровенно выступают в поддержку варианта оставаться вне зоны единой валюты.

Моймир Хампл (Mojmir Hampl), заместитель управляющего Национального банка Чехии, развеял предполагаемые достоинства евро на конференции в Вене, проводившейся Erste Bank в апреле. «Типичной журналистской фразой в прошлом было: «страна в безопасности внутри зоны евро». А правдой является прямо противоположное», - сказал он. «Наблюдается настоящая трилемма сближения: страна, которая догоняет, никогда не может иметь и хорошие показатели роста, и низкий дисбаланс, и фиксированные обменные курсы одновременно. Для сближающихся стран мудро не спешить в еврозону, потому что проект не был предназначен для бедных экономик, целью которых является догнать».

Этот аргумент подхватывает и Capital Economics, которая в мае выпустила доклад, озаглавленный «Нужно ли Развивающейся Европе евро?». В этом докладе консультативная группа отмечает, что хотя и нет четкого ответа на вопрос, должна страна фиксировать валютные курсы или нет, «тот факт, что те страны в Развивающейся Европе с гибким обменным курсом продемонстрировали более умеренное снижение во время кризиса, а также более быстро восстановились, заставляет предполагать, что гибкие обменные курсы предлагают более безопасный путь к будущему процветанию региона».

И вот при том, что есть ряд несомненных очевидных плюсов в фиксации обменных курсов (исключается волатильность и уменьшается стоимость транзакций, а небольшие развивающиеся страны могут получить выгоду от более низкой стоимости заимствований), Capital Economics, что объем этих выгод преувеличен, «особенно сейчас, когда регион продемонстрировал прогресс от самых ранних стадий перехода к рыночной экономике».

Вывод, что безвозвратная фиксация обменных курсов - не в интересах региона, подкрепляется теорией «оптимальных валютных зон», отмечают специалисты Capital Economics. Эта теория гласит, что монетарный союз является подходящим средством, если его государства-участники: а) приемлют свободное движение капиталов и трудовых ресурсов, б) похожи по своей структуре, в) имеют гибкий рынок труда и продукции, и г) полностью координируют свою финансовую политику. Но «большинство экономик в Развивающейся Европе не соответствуют ни одному из этих критериев, кроме первого (страны Балтии являются исключением в силу своей большей гибкости)», говорят в Capital Economics. «Структурной конвергенции предстоит пойти гораздо дальше, рынки труда по-прежнему очень твердые, неподвижные и негибкие, а финансовая координация по большей части вообще и не начиналась».

Хампл также набросила на идеи отцов-основателей, использованные в качестве причины для создания евро. Одной из них было то, что евро сделает разные экономики более похожими. В действительности экономики не только остались различными, но эти расхождения даже усилились - тенденция, которую подчеркнул глобальный кризис. Другой идеей было то, что евро вынудит членов еврозоны продвигать структурные реформы. Однако, как говорит он, на самом деле евро облегчил странам задачу «одалживать, как бережливые немцы, и тратить, как расточительные греки».

Ева Замражилова (Eva Zamrazilova), еще один член совета директоров чешского Центробанка, также уделяет внимание этой теме структурных реформ, хотя она в конечном счете значительно менее враждебна по отношению к евро, чем Хампл. Прежде чем Чешская республика сможет присоединиться к евро, она настаивает, что страна должна решить проблему консолидации государственных финансов и изменить всю архитектуру государственных расходов страны, чтобы справиться с демографическим вызовом стареющего населения. «Страны должны устойчиво соответствовать Маастрихтским критериям (по долгу, бюджетному дефициту и инфляции), а не просто два или три года из десяти», - заявила она Business New Europe. «Когда эта задача будет решена, я не скажу «нет».

Дни дефолта

Эксперты говорят, что популярность евро в Развивающейся Европе, весьма вероятно, будет только снижаться, прежде чем вновь начнет расти.

Министры финансов еврозоны должны встретиться в Брюсселе 16 мая, чтобы тщательно обсудить новый план помощи Греции, которой нужно справиться со своим неимоверным долговым бременем, и предотвратить первый случай реструктуризации суверенного государственного долга в регионе. При этом мало кто думает, что такого дефолта еще можно избежать. По данным опроса Bloomberg, проведенного в мае, около 85% опрошенных международных инвесторов заявили, что Грецию, вероятно, ждет дефолт, при этом незначительно менее значимое большинство полагают, что Португалию и Ирландию ожидает то же самое.

Подобный сценарий окажет эффект домино на Развивающуюся Европу, даже на те страны, которые находятся вне зоны евро, так как западные банки являются держателями большей части греческого долга, и потери по нему неизбежно приведут к сокращению кредитования и инвестиций в регион, а именно это обеспечивало восстановление рынка акций, облигаций и валютного рынка там. По данным исследования Bloomberg, венгерский форинт является лучшей по своим показателям валютой в 2011 году, он вырос на 16,3%, за ним идет чешская крона, которая показала рост на 15,5%, потом российский рубль, выросший на 12%, и затем польский злотый, который подрос на 11,2%. Польский рынок акций за прошлый год вырос примерно на 25%.