Николя Саркози знаком с фильмом «Завоевание» (La Conquête - фильм французского режиссера Ксавье Дюрренже, рассказывающий о победе Саркози на президентских выборах и разводе со второй женой Сесилией Саркози. Кинокартина показана 18 мая вне конкурса на Каннском кинофестивале - при. ред.) лишь по фотографиям в журналах. С тех пор, как он начал заниматься политикой, глава государства привык к постоянному «раздвоению»: он не может сделать и шага, чтобы не наткнуться своих «двойников» на витринах газетных киосков и экранах телевизоров. 

Тем не менее, присутствовать на постановке истории собственной жизни и, в частности, расставания с женой Сесилией - это совершенно другое дело. «Мы вряд ли организуем показ «Завоевания» в Елисейском дворце», - уверяют советники Саркози.

Тем не менее, президент показал нескольким близким письмо, которое отправил ему его кинодвойник Дени Подалидес (Denis Podalydès). В нем он объясняет, с какими трудностями приходится сталкиваться актеру, которому нужно воплотить на экране всем известную личность. Также он приводит слова Гете, которые тот в свое время произнес в разговоре с Наполеоном: «Главной движущей силой современной трагедии стала политика». Президент благосклонно отнесся к этому шагу актера.   
 
«Политика – это не театр. Политик не разыгрывает комедию (…), чем дальше он выходит на сцену, тем больше ему приходится быть самим собой. Предвыборная кампания – это испытание на правдивость», - написал в этом месяце в журнале Philosophie Magazine специальный советник главы государства Анри Гено (Henri Guaino). Однако Николя Саркози, разумеется, прекрасно известно, что для того, чтобы воплотить на экране президента Франции, требуется недюжинное сосредоточение, трудолюбие и упорство. 
 
«Слишком женоподобный»

С самого начала проекта соратники Николя Саркози во время его подъема на вершину власти проявили к нему гораздо больший интерес. Так, Рашида Дати (Rachida Dati, занимала пост министра юстиции с 2007 по 2009 годы - прим. ред.) немедленно загорелась желанием познакомиться с исполнявшей ее роль Саидой Джавад (Saïda Jawad). Актриса вежливо отказалась от встречи. Министр внутренних дел Клод Геан (Claude Guéant) представить себе не мог, что Ипполит Жирардо (Hippolyte Girardot) способен перевоплотиться в высокопоставленного госчиновника. Бывший глава канцелярии Лоран Солли (Laurent Solly), красавчик из «парней Сарко», которых Сесилия Саркози называла «фирмой», выразил опасения насчет внешности своего кинодвойника. Пьер Шарон (Pierre Charon), советник, которому приходилось развеивать скуку кандидата Саркози в моменты одиночества, неоднократно выражал недовольство тем, что его будет играть «слишком женоподобный» Доминик Беснеар (Dominique Besnehard).

Близкие Сесилии Аттиас напрасно пытались выторговать себе допремьерный показ фильма в обмен на совместную фотосессию бывшей первой леди Франции с актрисой Флоранс Пернель (Florence Pernel). Тем не менее, в конце концов все сошлись в одном: главное – это быть в фильме. Так, Брис Ортефе (Brice Hortefeux, до февраля 2011 года занимал различные министерские посты – прим. ред.) до сих пор не может смириться с тем, что его просто-напросто вырезали из сценария экранизации возвышения Саркози. 

И лишь Доминик де Вильпен (Dominique de Villepin) волнуется насчет того, как картина связана с делом Clearstream: слушания в апелляционном суде начинают параллельно с выходом фильма. Все они привыкли к тому, что играют главные роли в постановке небольшого отрезка политической истории страны. Теперь же им предстоит взглянуть на себя глазами комедиантов.