Министр иностранных дел Карл Шварценберг (Karel Schwarzenberg) посетил Грузию. Страну, граждане которой «видят в нас надежных друзей» (К.Ш., газета Právo, 14.05). (Напомним, что это было оружие из чешских поставок, которым грузины начали ночной обстрел города Цхинвал, начав последнюю российско-грузинскую войну). Чешский президент Вацлав Клаус в начале военных действий обвинил президента Саакашвили, а правительство Тополанека (Topolánеk) вместе со старо-новым министром иностранных дел Шварценбергом прильнуло к антироссийскому лагерю.

Но не всегда Шварценберги охотно выступали против России, крупнейшей европейской империи прошлой эпохи. Пожалуй, только в 1812 году австрийский маршал Карл Филипп князь Шварценберг отправился на поле боя как недолгий союзник «Великой» армии Наполеона, чтобы в декабре 1812 после катастрофического течения войны (для французов) остаться со своей армией между Литвой и Волынью, остаться одному, без Наполеона. Тем не менее, вскоре уже победитель «Битвы народов» под Лейпцигом он в качестве командующего союзными армиями въехал в Париж бок о бок с российским царем Александром Первым.

Какая еще страна Европейского Союза может похвастаться такой же последовательной внешней политикой, как наша, представленная опытным министром с австрийско-венгерскими корнями? И сегодня, когда мир находится в руках единственного гегемона, Чехия является признанным, как нам систематически внушают, «преданным» партнером и другом США в Европе.
 
Поэтому более чем логично, что чешский министр во время визита в Грузию посетил и малую родину И.В.Сталина (что тут говорить, самого известного грузина) - город Гори. Великаны притягивают внимание…

Остаться одним нам, чехам, смелости не хватит. И даже если по ошибке случится так, что наши верные союзники начнут, не дай бог, военное приключение, в принципе не имеющее смысла и противоречащее всем дипломатическим традициям, в нашей стране всегда найдутся любезные союзники. И если вдруг Грузия, «ближайший союзник» Праги, останется в стороне, так мы и за нее «поборемся», как сообщает в газете  Právо Карл Шварценберг.