Что общего у Ангелы Меркель, Николя Саркози, Хосе Луиса Сапатеры, Жозе Сократеша и Сильвио Берлускони? Все они возглавляют основные европейские страны, но в то же время как политические лидеры они потерпели тяжелые поражения на недавних административных выборах или, как в случае с португальским премьер-министром Сократешем, они рискуют проиграть грядующие выборы. Что же происходит на европейском уровне? Почему все действующие правители терпят поражение на выборах? Трудно сказать, связано ли это с простыми демократическими переменами или же речь идет о настоящем политическом кризисе национальных правительств. В действительности, если с одной стороны, существует явная красная нить, которая связывает лидеров  больших европейских стран, (мы имеем в виду поражения на выборах), то с другой стороны, несомненно, что эти неуспехи имеют национальную специфику и отличаются от страны к стране.

В основе недовольства избирателей несомненно лежит отсутствие рабочих мест, нарастающая бедность, психологическая неуверенность перед лицом нестабильности на  биржах и еще экономические трудности таких государств как Греция, Ирландия, Испания и Португалия, что способствует увеличению скептицизма по отношению к Европейскому Союзу, особенно в странах Северной и Центральной Европы.  Все это неизбежно отражается на отношении к действующим правительствам, хотя они зачастую не несут за кризис никакой прямой ответственности.

В Германии причины многочисленных поражений Ангелы Меркель на выборах за последние полтора года имеют двойственную природу: в основе лежат внутренняя политика и международная политическая ситуация. Внутренние причины связаны с трудностью выработать общую программу с союзниками-либералами и с кризисной ситуацией, в которой находятся сами либералы, потерявшие поддержку. Если основываться на сегодняшних результатах, то они не смогли бы даже войти в парламент. Меньше, чем два года назад либералы стали победителями на выборах, получив 15% голосов. На внешнем фронте экономический кризис в Греции оказал отрицательное влияние на правительственную коалицию. Большая часть немецких граждан никогда не понимала, зачем надо помогать Греции и странам, находящимся в затруднительном положении. Поражения на выборах в большой степени надо отнести за счет этого недовольства.

На внешнем фронте авария на Фукусиме сильно повлияла на немецкое население. Ангела Меркель попробовала отыграть назад в политике использования атомной энергии, которая всего лишь прошлой осенью была с гордостью представлена как одна из сильных сторон правительственной коалиции. Но это мало послужило к их успеху, население отнеслось недоверчиво. Зеленые, которые всегда были против строительства атомных электростанций, пережили шумный успех на выборах, не имеший прецедентов в истории Германии. Самое удивительное, что все эти факты заслонили собой успехи и прекрасные результаты экономической политики правительства Меркель. Экономический рост Германии превышает рост всех других европейских стран и даже Соединеных Штатов, он самый высокий за двадцать последних лет, что означает, что страна вернулась к уровню, предшествовавшему ее объединению с Восточной Германией.

По другому обстоят дела во Франции Саркози. Разрекламированный и обещанный прорыв на выборах так и не был реализован, и, кажется, господину Президенту очень повредили пересуды вокруг сомнительной истории любви с Карлой Бруни. Новая роль Франции в Средиземноморье и ее военное вмешательство в Ливии не оказало большого влияния на результаты выборов. По мнению некоторых французских политологов, оно имело отрицательный эффект. Однако примерно за год до президентских выборов  он может рассчитывать на политическое самоубийство блока левоцентристких партий и основного претендента Доминика Строс-Кана. Этот последний факт не имеет отношения к политике, но в дальней перспективе Саркози мог бы извлечь из него для себя пользу, хотя вчера опрос общественного мнения, проведенный главным каналом французского радио RTL, напечатанный и газетой «Фигаро», показал, что ни Саркози, ни Марин Ле Пен в настоящий момент ничего не выиграли от скандала со Строс-Каном.

Из всех современных политических лидеров на конечную остановку своей политической карьеры наверняка прибыл председатель правительства Испании Сапатеро. Он уже и объявил о том, что не будет выставлять свою кандидатуру на выборах. В Испании выборы в прошлое воскресенье ознаменовались выступлениями так называемых indignados (возмущенных), которые оккупировали площадь Мадрида. Эти выборы оказались сокрушительными для социалистической партии. Многие испанские газеты писали , что победа консерваторов  была подобна цунами.  Однако было бы ошибкой считать, что движение  indignados привело к поражению Сапатеро, потому что молодые участники манифестации призывали к бойкоту выборов. Причины затруднений социалистического правительства гораздо более глубокие: тяжелейший эконимический кризис последних лет и разрастание коррупции.

Интересный комментарий представил немецкий либерально-прогрессивный еженедельник «Zeit», очень критично настроенный по отношению к Сапатеро. Он считает, что мнение испанских граждан было выражено совершенно ясно: Сапатеро должен уйти. Кажется, социалистическая партия больше не пользуется доверием испанцев, так как она не в состоянии обеспечить выход из кризиса. У страны огромные долги, налоги повышаются, а социальное обеспечение постепенно и неуклонно сводится на нет. Действующее прогрессистское правительство очень слабое, у него нет больше твердого большинства в парламенте, и пока оно будет оставаться во главе Испании, оно ничего не сможет сделать кроме продлевания своей агонии. Такой безжалостный диагноз поставила одна из главных немецких газет!

Кроме Сапатеро, кажется и перед премьер-министром соседней Португалии Жозе Сократешом не стоит перспектива розового будущего. Здесь не было административных выборов,  но пятого июня градут политические выборы. Согласно последним опросам общественного мнения, опубликованным газетой «Publico», либерал–консервативная партия (PSD) Педру Пасуша Куэлью (Pedro Passos Coelho), находящаяся в оппозиции, имеет значительное преимущество у избирателей по сравнению с социалистической партией (PS) премьера Жозе Сократеша.  По оценкам, PSD может получить 39,6% голосов, а PS – 33,2%. Другая правоцентристская партия CDS, потенциальный союзник партии Куэлью может получить 12,1% голосов. Также и в Португалии левоцентристское правительство должно освободить место умеренной оппозиции.

Перейдем, наконец, к Италии и Сильвио Берлускони, который должен был пережить первое частичное поражение на выборах с начала действия его правления (мы ожидаем результатов баллотировки в Неаполе и Милане, которые трудно предсказать заранее). Причины настоящих трудностей правоцентристской партии на выборах, конечно, кроются не в экономических неурядицах и не в международной политике. Эти факты мало повлияли на избирателей. Тяжело сказались внутренние расхождения и ссоры в правительственном большинстве и выход из него Джанфранко Фини и его группы «Будущее и свобода».  Кроме того, города Неаполь и Милан в связи с проблемами вывоза мусора, с одной стороны, и из-за серии ошибок правоцентристкой партии во время предвыборной кампании, с другой, представляют собой не общие, а специфические случаи, которые нужно будет проанализировать, когда появятся окончательные результаты.

В заключение скажем, что в основе поражений национальных лидеров лежат различные причины. Во многих случаях речь идет о нормальной и здоровой  смене политических партий у руля, как например, в Испании и Португалии. В любом случае, в свете того, что происходит в остальной Европе, мы, итальянцы не должны слишком драматизировать возможные поражения как правоцентристов (Милан), так и левоцентристов (Неаполь), но должны стараться не повышать голоса во время избирательной кампании, которая весьма часто представляется чем-то вроде Страшного Суда.