Визит президента Обамы в Европу на этой неделе дает ему возможность похоронить раз и навсегда восприятие, которые упорно вызывала с самого начала его администрация: что США потеряли интерес к Европе, и сделали своим более высоким приоритетом перезагрузку отношений с авторитарной Россией, чем способствование окончательному оформлению Европы как цельной, свободной и мирной территории. Подобное завершение, конечно, является целью всех подряд администраций США после падения Берлинской стены.

После государственного визита в Великобританию для перезагрузки «особых отношений» с этой страной и остановки в Ирландии – идеальной для демонстрации американской поддержки Евросоюза и евро, учитывая ирландские долговые проблемы – он использует нынешний саммит «большой восьмерки» во Франции, чтобы показать, что США и Европа могут работать вместе и эффективно над глобальными вопросами, особенно в области поддержки реформ и демократии на расширенном Ближнем Востоке. Это обновляет то, что подчеркивал еще предыдущий президент Джордж Буш по этим вопросам на проходившем в США саммите «восьмерки» в 2004 году.

Почему Польша имеет значение

Предыдущие остановки Обамы во время его поездки были весьма успешными. Но, возможно, самой символичной остановкой господина Обамы станет остановка в Польше, где он будет завтра. Центрально-европейские страны с самого начала «политики перезагрузки» с Москвой заявляли, что Соединенные Штаты игнорируют их интересы в пользу сближения с Россией. До сих пор Обама не посещал ни одну центрально-европейскую страну кроме как для целей встречи в формате Россия-США в рамках многостороннего саммита. Центрально-европейские страны интересовались, разделяет ли по-прежнему американская администрация приверженность не столько им, сколько продвижению свободы во всей Европе, включая Украину, Грузию, Белоруссию, Молдавию, Кавказ и даже саму Россию? «Взял» ли Обама по-настоящему этот регион?

В Польше президент обратится к двум областям жизненно важной для поляков озабоченности: программы США по визам и оборонному сотрудничеству с США. Это станет сигналом для возобновления политики приверженности работе с Польшей как со стратегическим союзником в Европе – и в свою очередь станет сигналом для всего региона в целом.

Более того, Обама и польский президент Бронислав Коморовский проведут совместный обед для примерно двадцати лидеров стран Западной, Центральной и Восточной Европы в пятницу вечером – отличная площадка для того, чтобы дать сигнал о продолжении американской приверженности завершению оформления единой Европы, на фоне того, что Польша готовится занять место председательствующей страны в Евросоюзе.

Неудобный факт

Но поступая так, он должен будет преодолеть неудобный факт: он станет первым главой администрации со времен президента Клинтона, при котором НАТО не приглашало новых членов присоединиться к альянсу. А у Евросоюза займет не менее пяти лет привлечение новых членов после того, как к альянсу, весьма вероятно, позднее в этом году присоединится Хорватия. Причина очевидна: никто из потенциальных кандидатов по-настоящему не готов пока к членству на этом этапе. Но тут дело гораздо больше в планомерной работе, чем в приглашениях. Существует приверженность видению Европы, включающей всех и демократичной для всех ее граждан.

В прошлом реалистичная перспектива членства в Евросоюзе и в НАТО помогала лидерам пройти через реформы, необходимые для соответствия европейским и натовским стандартам. Но в 2011 году, по целому ряду причин, уверенность в этой приверженности покачнулась.

Не только нет приглашений – никто даже не говорит о дальнейшем расширении НАТО, и расширение Евросоюза тоже идет крайне медленно. ЕС озабочен своими внутренним политическими и финансовыми кризисами. Движение против турецкого членства также стало глушителем для всех вопросов о членстве в Евросоюзе. И неудачная попытка выстроить единую европейскую внешнюю политику усилила это ощущение – ощущение того, что в том, что касается подобного расширения, ответ четкий – «нет, не сейчас». Это, в свою очередь, ослабило инициативы в области стремления к реформам в большей части Южной и Восточной Европы. 

Кстати, и НАТО охладило ожидания Грузии по поводу членства в НАТО. Украина повернулась спиной к европейской интеграции. И приглашая Черногорию и Боснию присоединиться к своей программе членства в альянсе, НАТО послало четкий сигнал, что оно не представляет себе никаких новых членов в ближайшем времени.

Возможность для Обамы

Обо всем этом президент Обама по большей части молчит. Но за обедом, который он проведет в Варшаве, у него будет возможность изменить ситуацию: он должен не только восстановить отношения со странами, которые чувствовали себя отчужденными в последние годы; он должен провозгласить прочную поддержку Америкой окончательного оформления Европы, которая действительно цельная, свободная и пребывает в мире. Поддержку права всех народов определять свое собственное будущее и выбирать свои собственные альянсы в области безопасности.

Он должен особенно указать, что приглашения в НАТО в 2008 году для Хорватии и Албании будут не последними, и он должен призвать Евросоюз оживить и придать силы своей собственной мечте о более широкой Европе. Он должен подчеркнуть, что свобода, процветание и безопасность для соседей России, и, на самом деле, для самой России, это не угроза для России, а настоящая и самая лучшая «перезагрузка», на которую Россия только может надеяться.

Курт Волкер (Kurt Volker) – международный управляющий директор в BGR Group и старший научный сотрудник в Центре Джонса Хопкинса по трансатлантическим отношениям (Johns Hopkins Center for Transatlantic Relations). Иван Вейвода (Ivan Vejvoda) – вице-президент программ Германского фонда Маршалла (German Marshall Fund). Дэймон Уилсон (Damon Wilson) – исполнительный вице-президент Атлантического совета (Atlantic Council).