Некоторые высокопоставленные русские, которых не часто можно тут увидеть, показались в Брюсселе на этой неделе, чтобы поддержать «Южный поток», трубопроводный проект, который должен поставлять российский газ в Европейский Союз.

Это будет огромная труба, а расчетная стоимость проекта превышает 15 миллиардов евро. В глазах критиков проект выглядит по большей части просто как политический инструмент, направленный на то, чтобы расстроить планы строительства других газопроводов, которые не включают Россию, а также на то, чтобы ликвидировать рычаг, который есть у Украины (через которую сейчас идет большая часть российского газа, поставляемого в Европу) для давления на Россию, и которым она пользуется для воздействия на российско-европейские энергетические отношения. Дважды за последние пять лет газовые споры между Россией и Украиной приводили к перебоям с поставками газа в Европу.

Однако на презентации в среду, на которой присутствовали российский министр энергетики и глава Газпрома, которые редко появляются на публике вместе за пределами России, а также высшие руководители других компаний, спонсирующих проект, заставила предполагать, что Москва пытается придать газопроводу серьезную дозу политической кредитоспособности.

Встреча также дала Европейской комиссии возможность передать послания от ЕС, заключавшиеся в том, что, по мнению Брюсселя, «Южный поток» (и Россия) должны сделать, чтобы получить поддержку Европейского Союза.

Одним из приоритетов Европейской комиссии является диверсификация поставок газа в Европу, что в основном означает увеличение импорта отовсюду, кроме России.

Евросоюз, например, тратит много политического капитала на попытки получить газ из Каспийского бассейна через другой трубопровод. Это, по мнению Евросоюза, увеличит энергобезопасность Европы, так как будут диверсифицированы источники энергии (за счет нового газопровода), страны-поставщики (как альтернатива России) и компании (консорциум энергетических компаний вместо обычного Газпрома).

«Южный поток» не соответствует этим требованиям. Он конкурирует с каспийскими трубопроводами, потому что у них будет один рынок конечных потребителей в Восточной Европе, и возможно, даже, они будут использовать одни и те же газовые месторождения, учитывая то, что некоторые эксперты задаются вопросом, будет ли у Газпрома достаточно газа для наполнения трубы без открытия новых ресурсов.

На данный момент газопровод способен обеспечить только диверсификацию маршрутов, потому что газ будет поступать из России от Газпрома, который, по закону, обладает монополией на экспорт. Другие компании, или другие страны, не могут продавать газ за рубеж напрямую, потому что они зависят от российской трубопроводной инфраструктуры, и вынуждены продавать его Газпрому, который потом вывозит его за пределы страны.

Теперь, впервые за все время, Комиссия призвала Россию отбросить эту монополию. «Сейчас пришло время объединить эти два внутренних рынка, без каких бы то ни было барьеров на границе, в число которых я бы также включил экспортную монополию», - заявил в своем выступлении на мероприятии еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер (Guenther Oettinger)

Слова г-на Эттингера, казалось, позволяют предположить, что если это произойдет, Евросоюз займет более примирительную позицию по отношению к «Южному потоку». «Если «Южный поток», например, обеспечит доступ к трубе независимым производителям газа, работающим в России, тогда «Южный поток» станет отвечать двум существенным, неотъемлемым критериям, а именно диверсификации маршрутов и контрагентов. Это будет означать более серьезный вклад в европейские усилия по диверсификации», - заявил он в своем выступлении.

Спонсоры «Южного потока» - Газпром, а также ENI, EDF и Winterschall, подразделение BASF, хотят, чтобы ЕС признал проект как «проект, соответствующий европейским интересам», что мало что значит в экономическом смысле, но будет означать сильную политическую поддержку, которая критически важна для этих обширных инфраструктурных планов, которые включают межправительственные переговоры.

По правилам Евросоюза, владельцы трубы, например, должны держать определенную часть ее мощностей открытой для конкурентов и давать им равные права на использование инфраструктуры. Обычно существуют исключения для новых проектов, с тем, чтобы у инвестирующих средства компаний было больше уверенности в получении прибыли на свои затраты. Подобные исключения могут, потенциально возможно, быть сделаны и для «Южного потока», но до какой степени будут сделаны такие исключения - это важный и остающийся открытым вопрос.

Эти правила применяются только внутри Евросоюза, но Еврокомиссия, вероятно, будет участвовать в международных переговорах, которые будут проходить между Россией и страной, где, как предполагается, нитка газопровода будет входить на территорию ЕС (наиболее вероятно, это будет Болгария). Этот вопрос может быть поднят на этих переговорах, что заставляет предполагать, что политическую поддержку со стороны Евросоюза очень ценно и важно иметь.