«”Определенно, Польша является одной из самых проамериканских стран в Европе, просто накал этого проамериканизма понизился”, - заявил на этой неделе Радослав Сикорский, (Radoslaw Sikorski), министр иностранных дел Польши, в интервью с газетой Rzeczpospolita.

На вопрос, почему бы Польше не относиться к Америке с прежним энтузиазмом, Сикорский ответил: ”Виною тому – американские ошибки. Администрация президента Буша наобещала кучу всего [социал-демократическому правительству, стоявшему у власти с 2002 по 2005 год] в обмен на наше участие в иракском конфликте – и не выполнило своих обещаний. Теперь вы видите последствия этого”», – пишет Ян Сиенски (Jan Cienski) в Foreign Policy.

Статья Сиенски - очередное полезное напоминание о том, что обвинения в адрес нынешней администрации, якобы «предавшей» или «оставившей на произвол судьбы» Польшу, начав «перезагружать» отношения с Россией, основаны на глубоко неверных предпосылках. Польша уже во времена Буша чувствовала, что администрация плохо с ней обошлась в истории с Ираком, однако об этом практически никто не говорил. Между тем, хотя решение, принятое администрацией по вопросы о противоракетной обороне, и не способствовало напрямую улучшению американско-польских отношений, оно вполне соответствовало ориентации нынешнего правительства Польши на Европу. Кроме того, укрепление связей между США и Россией помогло Польше перейти к более конструктивным отношениям с Россией. Разумеется, решение администрации отменить проект строительства объектов ПРО в Польше обеспокоило и смутило польскую политическую элиту, которую особенно встревожило то, каким образом оно было принято. Однако в конечном итоге этот шаг был полезен и для США и для Польши. Сиенски пишет:

«Этот проект поддерживали политические элиты обеих стран как оплот против российской агрессии [выделено мной-Д. Л.], но он никогда не встречал большой симпатии у более широких слоев польской общественности».

Следует отметить, что, с точки зрения правительства Качиньских, объекты противоракетной обороны были важны, именно потому, что их создание воспринималось как мера, направленная против России. Хотя администрация Буша оправдывала этот шаг, ссылаясь на несуществующую иранскую ракетную угрозу, и польские сторонники плана, и его российские противники прекрасно понимали, что имеется в виду на самом деле.

Та истерика, которой американские «ястребы» отреагировали на решение отменить проект ПРО, довольно показательна и наглядно демонстрирует, как именно они понимают интересы безопасности Америки и ее союзников. Ко всем союзникам подход у них в целом один, и он подразумевает, что для безопасности США и их союзников необходимо поддерживать в союзных странах сторонников наиболее конфронтационной и националистической политики. На практике это означает, что поддержка «союзников» превращается в поддержку сравнительно воинственной и националистической политической линии, причем нежелание с ней мириться сразу же называют предательством и отказом от союзника или навешивают на него ярлык «умиротворения». Поэтому американские «ястребы» требуют, чтобы США не только терпели несговорчивость Израиля в вопросе о поселениях и оккупации, но и активно ей потворствовали, и воспринимают любую попытку подвергнуть сомнению позицию союзника по этим темам как акт вражды. Точно так же они убеждены, что США должны поощрять и поддерживать неуступчивость Грузии в отношении России и нереалистическое стремление грузин вернуть потерянные сепаратистские республики. В некотором смысле это совершенно не удивительно, так как зарубежные сторонники жесткой линии смотрят на своих соседей так же, как американские «ястребы» и выступают за такой же конфронтационный курс. Тем не менее, важно понимать, что об интересах союзников американские «ястребы» имеют столь же странное представление, как и об интересах безопасности США, и когда они обвиняют администрацию в «предательстве» союзника, можно быть уверенным, что этот союзник ведет по отношению к своим соседям безрассудную и конфронтационную политику.