Во всем этом запутанном и грустном цирке с Ратко Младичем не могу избавиться от чувства некоторого дискомфорта - как будто мне немного стыдно из-за всего этого.

Хорошо: арестовали человека после шестнадцати лет поисков, ну и что? Если разобраться, уже сама задержка достаточно неприятна, но это политический вопрос, а не моральный (хотя есть и такие, кто думает наоборот). Позже я понял, что могло быть причиной моего беспокойства: та абсурдная напряженность между мифом о Ратко Младиче и реальностью, та драматичная и разочаровывающая разница между воображаемым и реальным человеком.

Теперь давайте по порядку. В житии Ратко Младича был легион во главе с госпожой Лилей Булатович, героиней СМИ Милошевича. Жития чудо-героя Ратко Младича хватит на книжную полку в обычной квартире. Из всех этих житий святого только одно, написанное моим другом Любой Стоядиновичем, имеет человеческие черты и немного достоинства. Все-таки, они были сослуживцами и друзьями, и Люба - человек порядочный ...

С другой стороны, следует напомнить, что Ратко Младич делал все для собственной мифологизации, особенно когда он увидел, что именно этого от него и хотят, тем более, когда он был окружен льстецами и поклонниками вроде упомянутой госпожи Лили. Сначала, весной 1992 года, ему еще было неловко, когда он врал: он смотрел на кончик своего носа и ерзал, но потом это прошло. Телевизионщики его обожали, как и он их.

Такой коренастый, с мужественным подбородком, мрачный, решительный и простой - он был воплощением стереотипов Запада: военачальник в забитой Руритании, дыре за семью горами. Его обожали: вот он глядит а бинокль; вон поднимает штангу сначала двумя, а потом одной рукой; вот его показывают немного нахмуренным, когда он кричит на подчиненных, а вот он раздает детям конфеты и обещает спасти народ, который затем позволит расстрелять. Супер-герой в шапке сербских полководцев Первой мировой, которую он и ему подобные осрамили.

Великий полководец? Так утверждают возбужденные недоумки, бешеные шовинисты, состоящие в каких-то институтах при академииях наук. Ратко Младич был коммунистическим офицером-отличником, блестящим на маневрах и на партийных собраниях. Война, однако, нечто иное, чем выделывание и глупые заявления, типа «будем бомбардировать Ватикан и Флоренцию»; война - это не маркетинг или пиар. Вместо того, чтобы продолжать восстание и месть "туркам", лучше бы он чуть-чуть думал, что делает, и смотрел, что происходит вокруг. Кажется, Ратко Младич в один прекрасный день поверил в миф о себе, но этого делать нельзя, точно так же как серьезные наркодиллеры никогда не должны употреблять свой товар. Миф - это средство, миф не есть образ жизни.

Так начинается потеря связи с реальностью. Ратко Младич в начале войны в Боснии и Герцеговине имел огромное преимущество в вооружении и военной технике, кадрах, логистике и финансах. Однако он переоценил свои возможности. Самое страшное то, что он не понял ни Караджича, ни Милошевича. Истинно образованный генерал никогда не упускает из виду общую политико-стратегическую картину. Если бы Младич немного подумал об этом вместо того, чтобы поднимать штанги, думаю, что-то бы он понял: например, что все это добром не закончится, что стало ясно очень рано. Так случилось, что он не понял, что нужно Милошевичу.

Или, может быть, он просто слушался его себе во вред: позволил весной-летом 1995 года армии Боснии и Герцеговины, а также хорватским войскам зайти со спины на северо-западе Боснии и Книнской Краины; не понял, что означает операция "Вспышка" мая 1995 года и к чему все это ведет. Непосредственно перед операцией "Буря"  Младич закрепляет свои лучшие войска и ресурсы за какой-то Сребреницей, которая могла бы и подождать, теряет таким образом Краину и Западную Боснию, и чуть не остается без Баня-Луки, которую ему спасли американцы своим дипломатическим вмешательством. Я прошу прощения, но здесь уже возникает вопрос о здравом смысле. Ведение войны Младичем было самоубийственно непродуманным.

Все это не мешало создателям мифа о Младиче: они в этом не смыслят, да и не желают знать. Они паразитировали за счет Младича, так же, как наша нынешняя политическая элита паразитирует на Новаке Джоковиче. Когда трибунал обвинил Младича, мифология стремительно начала процветать.

Что мы имеем в конечном итоге? Больного старого человека, который , я уверен, радовался, когда его наконец нашли и арестовали. Из того, что я слышу, ясно, что он не мог дождаться, когда после стольких лет он сможет просто кому-то по-человечески выговориться. Могу себе представить, каково ему было: страх, недоверие к самым близким, дрожь при любом шуме за пределами дома, изоляция, чем ближе подходил конец его срока годности, неопределенность и отсутствие обычных человеческих контактов и разговора. Не существует тюрьмы, в которой бы ему было хуже, чем во время позорного и унизительного скрытия. И у Ратко Младича есть душа, какой бы она ни была.

Но что же теперь делать летописцам жития? Им бы больше всего хотелось, чтобы Младич застрелился из табельного оружия или - еще лучше - чтобы умер смертью героя, оказывая сопротивление при аресте. Но здесь речь идет о нем, а не о них.