Магазины Datart, Humanic, T-mobile, Sportisimo. Торговые центры все как один: даже при всем желании нельзя понять, в каком городе ты находишься. И только вид из окна фуд-корта подскажет, что это город Либерец, центральная площадь. Еще два года назад здесь стоял торговый центр Ještěd. Несколько павильонов неправильной формы друг с другом составляли некий кристалл, оранжево-черный фасад напоминал капот машины. Это был отпечаток периода технооптимизма, а еще - символ города. Об этом здании писали международные журналы, оно украшало открытки. Новый торговый центр «Форум» на открытки не попадет. Материалы, планы, краски, формы – ничего из этого не было оригинальнее булки из местного Burger King. Теория архитектуры такие пространства заводского типа называет junk space, или, грубо говоря, «брак».

В нескольких других местах теперь, возможно, тоже будут сносить постройки социализма. История Либерца довольно поучительна, из нее следует, что необходимо определить, что сносить, а что – нет, и, главное, что потом построить взамен. Поскольку совсем необязательно, что социалистическое строительство всегда хуже сегодняшней продукции.

Список зданий послевоенного периода, которые должны быть законсервированы для следующих поколений, сейчас как раз готовит Национальный институт охраны памятников.

Однако это проблема не только этих специалистов и искусствоведов. Постройки времен социализма обладают исключительной способностью пробуждать эмоции, и поэтому у тех, кто этими зданиями пользуется, есть свое мнение. В Чешской Липе для этого есть анкета в Интернете, где люди голосуют, надо ли сохранить торговый центр Banco, изначально «Уран» (строительство завершено в 1984).

В Плзни граждане посылают электронные письма представителям власти и на этой неделе даже собираются выйти на улицы в знак протеста. Они не хотят разрушать свой дом культуры, получивший имя «Дом ужаса у реки Радбузы» (строительство завершено в 1986). То, что должно появиться на его месте, еще ужаснее.

У построек социализма есть много проблем, они могут быть плохими, но у них есть и один плюс. В отличие от junk space, у них есть хоть какое-то собственное лицо. Хоть и практически одно на всех.

Урановый Клондайк

1980 год. В Чешской Липе – как на Клондайке. С одной лишь разницей, что сюда люди едут не за золотом, а за ураном. Количество жителей с 1970 по 1990 год выросло более чем в два раза (с 16 тысяч до 40 тысяч человек), местный завод штамповал панели для строительства домов, и новые районы росли как грибы. Но не хватало школ, больниц, магазинов – того, что тогда на языке технократии называли «гражданской оснащенностью».

И именно как часть долгожданной оснащенности возник торговый центр «Уран». Это простая «коробка» почти без окон и с фасадом из коричневой керамической плитки. Собственно единственное украшение здания - то, что на нем ничего нет, только гармоничные пропорции, немного фантастическое круглое окно, как смотрящее из другого мира, и еще несколько деталей.

Старосту Чешской Липы Гану Моудру (Hanа Moudrá) современная архитектура не слишком восхищает, но и «Уран» на нее впечатления не производит. Зато ее задело то, что происходит в последние недели. Когда по городу разнеслась новость, что малодоходный «Уран»  его владелец хочет снести, к Гане стали приходить заказные письма и письма по электронной почте, под которыми стояли подписи архитекторов и искусствоведов. «Я все еще ничего такого в этом не вижу, для меня это коробка», - говорит староста. Верх удивления был тогда, когда Чешская палата архитекторов в июне подала предложение причислить «коробку» к памятникам. «До сегодняшнего дня им никто не интересовался. А теперь они хотят, чтобы я чуть ли не пошла и привязала себя к этому зданию», - говорит староста и немного повышает голос в знак того, что «Уран» ее уже раздражает.

А вот Йитке Кубиштовой (Jitka Kubištová), искусствоведу из младшего поколения, этот старый торговый центр нравится. Она писала диплом о современной архитектуре в Чешской Липе, и «Уран»  – одно из ее самых любимых зданий. Йитка считает его выдающимся: «Он отвечал советским трендам того времени – постмодернизму и неофункционализму. В Чешской Липе не много домов, о которых писали за границей. А об «Уране» написали сразу в 1985 году в итальянском журнале по архитектуре Casabella».

Есть и еще одно обстоятельство. Автор этого здания – архитектор Эмиль Пршикрыл (Emil Přikryl). Он был коллегой Карела Губачека (Karеl Hubáčеk, автор известной телебашни на горе Йештед), работал в его студии Sial, а потом в его команде в Stavoprojekt Liberec.

Пршикрыл считается оригинальным автором, но из его проектов было построено совсем немного – только три здания. Но он уже 20 лет учит молодых архитекторов в Академии художественного искусства в Праге, и для этого поколения он, можно сказать, гуру. Именно его студенты так бьются за «Уран». А также молодые искусствоведы, как Йитка Кубиштова, потому что для них эти постройки значат не воспоминания о собственной жизни при несчастном социализме, а просто историю.

Но документ на снос этого куска истории уже подписан. Сейчас все зависит от Министерства культуры, сочтет ли оно, что здание является памятником архитектуры. Если нет – собственник может начать сносить. А что он поставит на этом месте? «Мы проведем анализ и решим в сентябре», - говорит Петр Баша (Petr Báša) из фирмы МPP Alfa. Это девелоперская компания, у которой не будет поводов задумываться о каких-то архитектурных творениях. Город тоже не планирует как-то вмешиваться в этот вопрос. Власти будут руководствоваться планом по регулированию, согласно которому новое здание должно по размерам соответствовать старому. Так что вполне возможно, что вместо «коробки с историей» через несколько лет будет стоять просто «коробка».

Замок у реки Радбуза


«Здесь хорошо», - говорит 65-летняя Анна Экхартова (Anna Eckhartová) и съедает еще одну ложечку десерта. Кондитерская в Доме культуры в Плзни (сегодня DK Inwest) и этот желтый ванильный десерт выглядят так, будто за последние 10 лет тут ничего особенно не изменилось. И пани Экхартова здесь время от времени встречается с приятельницами. «Мы уже к этому привыкли», - смиренно добавляет пани Экхартова, имея в виду не десерт, а здание 1986 года.

Проникнуться любовью к местному ДК не так просто. Это огромный замок из бетона, на фасаде – острые углы, придающие ему воинственный вид. Строительство началось уже в конце 70-х годов, конкурс на проектирование выиграл тогда рядовой член Stavoprojekt Plzeň Мирослав Грубец (Miloslav Hrubec). Стройка затягивалась и завершилась только в 1986 году, и в то время здание уже было вне тенденций: в мире господствовал постмодернизм, а оно все еще напоминало о 70-х годах. Таким образом, это не лучший экземпляр своего времени, хотя местные почитатели отправили в Министерство предложение сделать здание памятником архитектуры.

Только вот владелец, компания Amádeus, уже начал снос. Павел Доманицки (Pavel Domanický) из Национального института охраны памятников в конце мая с коллегами приходил зафиксировать в документах интерьер здания. С ними пришел и 75-летний архитектор Грубец, для которого этот дом – крупнейшая постройка. Он хотел показать специалистам лучшие части. Но внутри полным ходом шли работы, как раз снимали освещение в театральном зале. Инвестор отказался пускать внутрь архитектора. «Это был сложный момент», - вспоминает Павел Доманицки.

Ликвидированные интерьеры не представляли собой какой-то выдающийся дизайн. Да и само здание не относится к самым лучшим, специалисты его, скорее, считают проявлением архитектурного конформизма, а не инновацией. Для внесения в охраняемый список здание не рекомендовал даже профессор Ростислав Шваха (Rostislav Švácha), который как один из лучших историков архитекуры поддержал охрану нескольких социалистических построек, например, центров Kotvа, «Май» и «Уран». Даже в плзеньском отделении Национального института охраны памятников не считают, что здание надо сохранить. Когда этот вопрос ставился на голосовании, руки подняли только двое человек из восьми. «За» голосовал Павел Доманицки. Прежде всего, из-за того, что в здании есть театр и огромный зал, единственный в городе. «Это точно лучше того, что будет», - говорит он, вздыхая. Доманицки придерживается точки зрения, что не надо сносить, если нет уверенности, что новое будет лучшего качества. А здесь, скорее, есть уверенность в обратном: будет хуже.

На смену социалистическому замку придет капиталистический колосс. На участке между рекой Радбуза и главным проспектом города вырастет торговый центр и практически полностью займет этот участок земли. С одной стороны будет фасад длиной 250 метров (человеку надо примерно три минуты, чтобы пройти мимо такого дома). С другой стороны торгового центра – набережная, которую город сделал тихим местом с лавочками. Теперь мимо лавочек будут ездить грузовики с товаром и машины на подземную парковку, рассчитанную на 500 машиномест. «Предложенная новостройка, с нашей точки зрения, не обладает тем архитектурным качеством, которое приемлемо для данного места и центра областного города», - написал Павел Доманицки, когда его как сотрудника Национального института охраны памятников попросили написать отзыв. «Дом ужаса» был уникальным, новый торговый комплекс с универсальным названием «Арена» похож на типичный junk space. Это будет четвертое аналогичное здание в центральном районе города Плзень.

Лучше страшное, чем еще страшнее

Социализм был временем индустриализации и общего отупения строительства, и председатели народных комитетов своими решениями, как правило, ничего к лучшему не меняли. Сегодня город может пригласить на консультацию столько независимых специалистов, сколько хочет, поставить перед инвесторами условия и вести переговоры. Город Плзень на самом деле обещал, что на ценный участок земли будет объявлен творческий конкурс, и власти будут руководствоваться мнениями архитекторов при формулировании условий для владельца участка. Однако конкурс откладывали почти год, инвестор ждал не стал и уже начал подготовку к строительству.

Но наследие социализма к этому отношения не имеет. Это другая проблема. Дом культуры в Плзни местный институт охраны памятников признал постройкой, которая не является «для данной части города важным и определяющим качественным элементом».

С другой стороны, в Чешской Липе именно здания времен социализма относятся к самым значительным постройкам 20-го века. Торговый центр «Уран» и соседний дом культуры «Кристалл» работы Иржи Сухомела (Jiří Suchomel) того же времени - все еще самое интересное из всей местной застройки. И здесь когда-то что-то сносили: «Уран» и «Кристалл» возникли там, где до этого разрушили кусок разросшегося города. То, что появилось, по крайне мере, дало городу хоть какое-то лицо. Но у универсальных «форума», «арены» или «аркад» лица и индивидуальности уже бы не было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.