Демократия по нынешним евростандартам не воспринимается, как «метод общенародного принятия решений». Вместо этого все больше устанавливается оценка «демократичности» или не «демократичности» по хорошо нам известному еще с советских времен принципу «учение всесильно потому, что оно верно».

Несдержанный в выражениях президент Белоруссии сказал недавно: «Накануне президентских выборов мы додемократизировались до того, что не только Вас, но и меня подташнивало». Не зря, выходит, Евросоюз его видеть не желает в своей насквозь демократической семье. Хотя правды ради надо заметить, что Лукашенко избран Президентом подавляющим большинством населения на вполне честных (о чем заявляли наблюдатели Евросоюза) всеобщих выборах и в этом смысле его страна полностью соответствует одному из главных критериев демократии. Соответствует она и другому критерию: поддержке большинством народа проводимой властью социально-экономической линии. Другое дело, что этот выбор не совпадает с представлениями Европейских грандов о «правильном» социально-экономическом пути.

Где сегодня демократия?  


А, например, греческие правители считаются абсолютными демократами, хотя совершенно очевидно, что одобряемый еврочиновниками путь выхода страны из кризиса не поддерживается абсолютным большинством ее населения и, следовательно на родине «демократии» (власти народа) ее основной принцип нарушается самым грубым образом. Но никто в Евросоюзе не призывает к санкциям против греческих руководителей, ведущих политику, явно противоречащую мнению народа. Не разделяют принимаемых правительством мер по бюджетной экономии также жители Испании и Португалии.

То есть демократия по нынешним евростандартам не воспринимается, как «метод общенародного принятия решений». Вместо этого все больше устанавливается оценка «демократичности» или не «демократичности» по хорошо нам известному еще с советских времен принципу «учение всесильно потому, что оно верно».

«Индекс демократии» для 167 стран мира абсолютно совпадает с индексом развития рыночных экономик. И потому Россия в этом рейтинге на 107, а Белоруссия на 130 местах. В тоже время Грузия, общенародная поддержка правящей верхушки которой более, чем сомнительна, находится на 103 месте. По этой же причине в «демократических кругах» часто употребляется такая, например, оценка: «- великий политик тот, кто может принести свой рейтинг в жертву правильным политическим решениям». То есть великий политик неизбежно должен обмануть народ, выиграв выборы под лозунгами, обеспечившими всеобщую поддержку, а делать то, что вызывает всеобщий протест. Таким великим политиком был «демократ» Ельцин. Сейчас в сонм «великих политиков» мылится попасть лидер Социнтерна и премьер-министр Греции Папандреу.

В прошлом веке демократия реализовывалась, в основном, на всеобщих парламентских или президентских выборах и корректировалась массовыми народными выступлениями. Сейчас возникли технические условия для сравнительно недорогих механизмов прямого народного волеизъявления, по широкому кругу экономических и других социально значимых решений, но ни одно правительство т.н. «демократических» стран не торопится с такого рода усовершенствованиями, поскольку не считает народ способным к выбору оптимальных решений. По принятой нынче евросоюзовской методологии оптимум точно соответствует жизнеустройству небольшой группы государств, народы которых входят в т.н. «золотой миллиард».

А по отношению к государствам, которые входят в группу «догоняющего развития» вполне демократичной считается и политика «шоковой терапии», и политика «затягивания поясов» без какой-либо оглядки на мнение народов. Лидеры таких государств считаются демократами даже если они в трудную минуту идут против мнения подавляющего большинства, реализуя т.н. «непопулярные решения».

Наша домашняя демократия

По уже упоминавшемуся «рейтингу демократии» Эстония находится на вполне почетном 33 месте, опередив не только две другие Балтийские страны (Литва на 41 месте а Латвия – вообще – на 48), но оставив далеко позади Польшу и Сербию, Украину и Казахстан. Такой прогресс обеспечило нам не развитие народовластия, а четкое исполнение предписанных Евросоюзом правил экономической игры. По той же причине, например, сильно демократичнее нас считается Чехия (16 место), а скажем, Франция с ее демократическими традициями и, возможно, с наиболее сильным влиянием народа на принимаемые решения находится, практически на нашем уровне по рейтингу (занимая 31 место), что лишний раз подтверждает: для составителей рейтинга чем больше социализма, тем меньше демократии (в их системе координат).

Если исходить из классических определений, то наше государственное устройство – этнократия (то есть не власть народа, а власть этноса). «Этнократия - общественный строй, при котором власть принадлежит элите, сформированной из представителей одной этнической группы». Есть и другое определение по которому «этнократией» называется власть одного титульного или наиболее влиятельного этноса (нации) в многонациональном государстве. Оба определения, как видит читатель, к нашим реалиям подходят абсолютно. Этнократический режим вполне может уживаться с демократическими процедурами, как – опять таки – у нас и происходит.

Основная линия нынешней власти в целом поддерживается эстонским народом, что и было продемонстрировано на последних выборах и в этом смысле мы живем в этнократическом государстве, действующем на основе демократических принципов в том их понимании, которое характерно для Евросоюзовских властных элит. Когда демократично все, что служит на пользу капиталистическому мироустройству и недемократично все, что служит принципам равенства и справедливости.

Раз мы согласны жить в полной бедности и не претендуем на то, чтобы Евросоюз разработал и реализовал программы выравнивания уровня жизни в Европе – значит являемся сторонниками демократии. А греки, требующие для себя условий жизни сопоставимых с условиями в странах – «старых» членах ЕС – не демократы.

По ком звонит колокол?

Но похоже, что нынешней европейской демократии в ближайшее время предстоит пройти нелегкие испытания. На Круглом столе только что завершившегося Петербургского международного экономического форума с участием ведущих экономистов Европы, почти 90% участников признали, что риски глобальной экономики очень высоки и нет гарантий от второй волны кризиса в ближайшие годы. Уровни бюджетного дефицита и госдолга у многих стран, в том числе у США, несовместимы с макроэкономической стабильностью.

«Греческая» история, а также ситуация в Испании, Италии, Великобритании, требуют коренной перестройки системы экономического управления в зоне евро. И далеко не факт, что признание сегодняшней жизни в странах ЕС несоответствующей имеющимся у них средствам будет воспринято народами спокойно и при полном их согласии затягивать пояса.

По ком звонят колокола площадей Египта и других стран, не знает никто. Может быть они звонят и по объединенной «демократией денег» Европе тоже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.