Энергетическая стратегия федерального правительства, основой которой, с одной стороны, является отказ от атомной энергетики, а, с другой стороны, развитие возобновляемых источников энергии, приведет к углублению наших экономических отношений с Россией. В первую очередь это относится к энергетическому сектору.

В этой связи отказ от награждения Владимира Путина премией «Квадрига» является абсолютно неправильным. Теперь нужно срочно возобновить диалог с российским премьер-министром.

В отличие от этого, планируемое сотрудничество между Газпромом и концерном RWE представляет собой живое свидетельство того, что мы находимся на пороге новой фазы немецко-российских отношений в энергетической области. Это, естественно, имеет отношение и к Евросоюзу в целом. Германия из-за активного использования источников возобновляемой энергии, для которых характерна высокая амплитуда колебаний при поставках электроэнергии, будет вынуждена все больше и больше опираться на работающие на природном газе электростанции. В соответствии со всеми существующими прогнозами, потребление газа у нас к 2030 году увеличится примерно на 30%. Россия уже стала нашим важнейшим партнером, и ее роль будет существенно увеличена, так как наши собственные ресурсы, а также возможности таких партнеров как Норвегия и Голландия, теряют свое значение.

В последние годы проводится далекая от реальности дискуссия относительно сокращения зависимости от импорта энергоносителей из России. Она должна быть прекращена в самое ближайшее время и заменена обсуждением активного партнерства с Россией. Производство природного газа в России стагнирует с 1992 года, и оно нуждается в иностранных инвесторах для того, чтобы удовлетворить растущий во всем мире спрос на газ. Нам также необходимы надежные рамочные условия для российских инвесторов у нас в стране. Россия должна быть для нас желанным партнером. Разумеется, при этом должны действовать наши законодательные правила, но нам следует – как это происходит с картельным правом -  толковать их так, чтобы можно было обоснованно и правильно устанавливать приоритеты. Помимо взаимных гарантий инвестиций, мы должны иметь также ясные механизмы ценообразования и определения объемов поставок. Они призваны обеспечить нашу конкурентоспособность, и они должны быть справедливо и экономически обоснованно ориентированы таким образом, чтобы при строительстве новых работающих на газе электростанций они могли конкурировать с другими энергоносителями. Федеральному правительству, со своей стороны, следует выработать формы поддержки в энергетической сфере. Никто не станет инвестировать средства в электростанции, использующие природный газ, если это не будет приносить достаточную прибыль.

К сотрудничеству должны быть привлечены также те области, которые смогут обеспечить нам фланговое прикрытие в отношении нашей позиции по газу: это относится к предсказуемости и надежности транспортных маршрутов, к общей стратегии в отношении сжиженного природного газа, а также к разработке новых российских газовых месторождений, в первую очередь в Восточной Сибири и в Арктике в кооперации с крупными мультинациональными предприятиями, производящими электроэнергию.

Для нас должно быть желательно, чтобы Газпром теперь сам стал поставщиком электроэнергии. Таким образом выработке общего понимания рамочных условий для поставщиков электроэнергии будут способствовать соответствующие цены. Кроме того, новая стратегия Газпрома относится не только к Германии, но она также нашла свое отражение в России – в сотрудничестве с крупнейшим производителем электроэнергии из группы Вексельберга.

Межправительственные консультации между Германией и Россией должны уделить внимание перечисленным аспектам и отвести им важное место. Конечно, в этом контексте мы должны заключить с Россией и другие соглашения, в том числе относительно обязательств России в области энергоэффективности. По существующим оценкам, результаты экономии могут быть сравнимыми с общим объемом поставок природного газа в Германию. Это относится также к технологическому сотрудничеству в области сокращения выбросов CO2 – например, при использовании природного газа в автомобильных перевозках, прежде всего в промышленной области.

К сожалению, прежние дискуссии с Россией относительно Европейской Энергетической хартии не увенчались успехом. Их вновь следует активизировать, в том числе для поиска регулирующих механизмов при выработке общих подходов относительно цены, объемов и маршрутов транспортировки. Нам нужна Россия, но и мы нужны России. Почти 90% экспорта российского газа направляется в Евросоюз. На ЕС приходится также 63% поставок нефти и 50% угля. Это облегчает проведение равноправной политики. Россия, Германия и Евросоюз должны активно использовать это для нового начала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.