В понедельник вечером канцлер Меркель и президент Медведев ужинали в ресторане на берегу очаровательного озера под Ганновером. Оба в светло-голубом и, казалось, обоих обнимало настроение, вопреки предгрозовой погоде, столь же безоблачное, как и их наряды. Эта неделя выходила последней предотпускной у канцлера, отметившей в воскресенье свой день рождения, впереди ее ждала солнечная Италия и без малого месяц отдыха…

Ужин, задуманный как лёгкая увертюра к вторничной встрече в ходе 13-го заседания Петербургского диалога, для канцлера Меркель начался с с досадной неловкости. Ей пришлось самой, не дожидаясь вопроса российского гостя, объясняться по поводу скандала вокруг премии «Квадрига», которой сначала наградили Владимира Путина, а затем, с недопустимой в государственных отношениях бесцеремонностью, отказались награждать.

Кто же поставил канцлера Германии в столь неловкое положение?

Еще недавно о премии «Квадрига», учрежденной общественной организацией Werkstatt Deutschland в 2003 году, знал лишь узкий круг общественных деятелей и журналистов. Несмотря на то, что премия, образно говоря, увенчала карьеру канцлеров Коля и Шрёдера, президента СССР Горбачева. президента Украины Ющенко, президента Сербии Тадича (Борис Тадић) и ещё некоторых широко уважаемых в мире людей, ее международная известность уступала практически всем берлинским публичным наградам, не говоря уже о европейских.

Причина скорее всего была в том, что открытия «Квадриги» стандартно запаздывали лет на 15–20.

Как едко подметила газета Financial Times Deutschland на прошлой неделе, награждение малоизвестной «Квадригой» всемирно известных личностей напоминало процесс самоудовлетворения ее учредителей. Статья в газете так и называется: «Ehrungs-Onanie»; боюсь иного нашего читателя просто покоробит дословный перевод заголовка, который оставляю на совести наших уважаемых коллег.

Сам же я, пожалуй, не решился бы на подобную беспощадную характеристику 7-летней работы группы амбициозных людей, именуемых кураториумом (то бишь оргкомитетом) премии.

До тех пор, правда, пока не заглянул к ним на сайт и тщательно не изучил и проанализировал весь список.

Сейчас на сайте Werkstatt Deutschland в составе кураториума премии числятся 15 человек. Часть из них, вроде прошлых лауреатов Бориса Тадича, епископа Хефлинга (Pater Eckart Höfling), считаются почетными членами и в голосовании, как понимается, участия не принимают. Тех же, кто покинул на прошлой неделе оргкомитет в знак протеста (детали и имена вы найдете ниже) пунктуально с сайта уже удалили. Значит в сухом остатке у нас как раз именно те люди, которые сначала ответственно назвали российского премьера лауреатом, а затем, не менее ответственно, отозвали свое решение, создав в германо-российских отношениях крайне неприятный прецедент и сделав это без малейших ситуативных оснований.

Удивительно, но никто из моих немецких коллег, а уж тем более из российских, до сего дня не задался этим банальным практическим вопросом: а судьи-то кто? Видимо, авторитет федерального министра Петера Рамзауэра (Dr. Peter Ramsauer) и депутата Бундестага Филиппа Миссфельдера (Philipp Mißfelder), входящих в комитет, служил невидимой преградой к дальнейшим исследованиям.

Я же буквально следующим шагом наткнулся на очаровательную даму с чудесным именем Геоджия Торнов (Geogia Tornow). Она – управляющая и совладелица Brainstream GmbH. Фирма эта, как рассказывает ее сайт, знаменита своими инновациями – выпускает потрясающие часы для варки яиц PiepEi. Их уже продано в Германии около 700 тысяч штук. Дает ли это право, захотелось спросить, госпоже Торнов представлять в кураториуме такое же число жителей Германии?

Не успев порадоваться за успехи госпожи Геоджии, я познакомился с другим уважаемым членом куратория. Его зовут Гельмут Морент (Helmut Morent), он первое лицо в Freiberger Lebensmittel GmbH & Co. Produktions- und Vertriebs KG. Несмотря на явные продовольственные параллели, фирма господина Морента торгует отнюдь не часиками для яичек. Она поставляет всей Европе замороженные пиццы. Под руководством господина Морента ежедневно испекаются и замораживаются чуть ли не три миллиона упаковок! Конечно, вкусности от Freiberger Lebensmittel давно добрались и до России.

Думаю, и по этой причине вряд ли господин Морент голосовал против, когда коллеги по кураториуму предложили отметить «Квадригой» российского премьера. Но, надо полагать, с той же естественностью остался в составе оргкомитета, счевшего этого же премьера недостойным своей награды.

Зато, вероятно, другому участнику комитета – адвокату Кристиану Ангермайеру (Christian Angermayer) к своим 33-м годам прибегать к компромиссам приходилось не раз. Как и его коллеге Райнхарду Пёллату (Prof. Dr. Reinhard Pöllath), возглавляющему международную фирму с 80-ю адвокатами, а также доктору Маргарите Матиопулос (Prof. Dr. Margarita Mathiopoulos), чья консалтинговая фирма располагается практически под той самой квадригой у Бранденбургских ворот на Парижской площади в Берлине…

Чувствую, список начинает утомлять моего читателя. Он уже раздражен перечислениями и готовит мне коварный вопрос: разве владелица фирмы по производству яйцеварок или управляющий гигантом по выпечке мороженых пицц не являются нашей уважаемой немецкой общественностью? Разве они не вправе называть номинантов премии, ими же и учрежденной?

Вопрос, конечно, риторический. Как говаривал русский классик по несхожему поводу, без меня народ не полный. Так и наша общественность не полна без этих уважаемых и достойных имен. Другое дело, достаточно ли именно этих 8 – 10 человек, представляющих довольно узкую и специфическую часть нашего общества, чтобы олицетворять собой квадригу-Германию? И не в этой ли «оторванности от народа» организаторов, в чувстве собственной нелегитимности укрыта причина истерических метаний?

Нелепый, хамский и какой-то мелочный инцидент вокруг «Квадриги», кажется, сам дает на это ответ.

Трудно найти более последовательного антипутиниста, чем московский писатель-куплетист Дмитрий Быков. Но даже и ему история с отнятой «Квадригой» показалась крайне недостойным предприятием.

«Что это вообще за премия, которая так колеблется под дуновением общественного мнения? – спрашивает Быков в своем блоге. – Допустим, Гавел высказал намерение отказаться от «Квадриги», если ее дадут Путину; если Гавел так принципиален, никто не заставлял его посылать собственную слабую картину «Уход» в путинскую столицу, к путинскому другу Михалкову на кинофестиваль (лично, правда, не приехал – болел). Но допустим, что кино отдельно, Путин – отдельно, и вообразим Нобелевский комитет, отказывающийся давать премию, скажем, Эльфриде Елинек – потому что она не нравится, допустим, Маркесу. Представимо такое? Ни в жисть. Поэтому Нобелевская премия кое-чего стоит, а за «Квадригу» я не дал бы ломаного евро. Или у тебя есть позиция и ты ее защищаешь, награждая кого хочешь, или у тебя вместо совести флюгер – и тогда ругань партии «зеленых» меняет твои взгляды на противоположные; в последнем случае твоя «Квадрига», «Коврига», «Фига» – или как там она называется – не отмоется уже никогда. Награждать Путина за первопроходчество – при полном отсутствии у него своего лица – уже гадко для репутации, но отзывать награду – вообще гроб с музыкой».

Как утверждают люди из близкого окружения обоих первых лиц, во вторник в Ганновере тема премии между ними больше не подымалась. Зато она перекочевала к другим участникам Петербургского диалога, представляющим гражданское общество обеих стран. И выступая перед ними президент Медведев неожиданно сорвался:

– Не хотел говорить, но скажу про премию «Квадрига»… Это немецкая головная боль, а не российская! Я считаю, любая общественная организация может выбирать, кому вручать премию, а кому нет, кто нравится, а кто нет! Но если уж решили вручать, то менять свое решение – это проявление трусости и непоследовательности! После известного решения эта премия закончилась для мирового сообщества.

Меркель же в ответ на это произнесла набор совершенно «немеркелевских» слов:

– Это не та тема, где мне стоит что-то говорить, это нужно просто принять к сведению, – сказала канцлер.

Когда во вторник вечером, завершая эти заметки, я снова заглянул на сайт Werkstatt Deutschland, федеральный министр транспорта, представляющий в оргкомитете премии государство Германия, все так же сдержанно улыбался со страницы. Значит, в этой позорной истории точка еще не поставлена…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.