«Гладиатор», «300 спартанцев», «Догвилль». Из трех любимых фильмов Андерса Беринга Брейвика, которые упомянуты на его странице в Facebook до произошедших 22 июля в Норвегии терактов, картина датчанина Ларса фон Триера, без сомнения, выглядит самой необычной. Легко понять, почему два первых фильма, дорогие постановки на античный сюжет под соусом XXI века, могли понравиться человеку, который воплотил в себе воинственную одержимость «сопротивлением» исламизации и «необходимостью» нового крестового похода. С последним же дело обстоит совершенно иначе.  

Картина рассказывает историю о том, как девушка Грейс (ее роль исполнят Николь Кидман) постепенно становится рабыней в маленьком городке в Скалистых горах, который защитил ее и укрыл от преследователей. Визуальное решение характеризуется условностью: действие происходит на театральной сцене, где начерченные на полу линии служат границами поселка и домов. Получив хвалебные отзывы прессы на момент выхода, «Догвилль» был номинирован на самые престижные премии и является, по мнению Ларса фон Триера, лучшим из снятых им фильмов. 

Хотя Ридли Скот и Зак Снайдер (режиссеры «Гладиатора» и «300 спартанцев») отказались как-то реагировать на «выбор» Брейвика, Ларс фон Триер все же решил взять слово. В интервью датской газете Politiken он говорит, что от мысли о том, что «Догвилль» мог стать «сценарием» для норвежского убийцы, ему становится плохо. И добавляет, что у последней сцены, в которой Грейс методично убивает своих бывших мучителей, в том числе и детей, «есть печальное сходство» с бойней на Утейе. В той же беседе он даже подчеркнул, что раскаялся бы в создании «Догвилля», «если бы было доказано, что он вдохновил» Брейвика.  

«На нас лежит ответственность»

За этими словами, по всей видимости, скрывается двойственное чувство вины. Во-первых, как считает режиссер, крайне правые, которые являются союзниками правительства и третьей политической силой страны, во многом способствовали распространению исламофобии в других странах Северной Европы и могли, таким образом, стать причиной терактов в Осло и на Утейе. Датская народная партия, как утверждает Ларс фон Триер, отстаивает «политическую линию, которая соответствует позициям Брейвика», тогда как продвигаемый ей расизм мог дать ему «нужное ему оправдание». «Я не могу отделаться от мысли о том, что на нас как на нации лежит ответственность за трагедию в Норвегии», - делает вывод режиссер.  

Во-вторых, хотя Ларс фон Триер открыто этого и не признает, его чувство вины может объясняться и его собственными провокациями. Так, в мае, когда режиссер представил в Каннах свой последний фильм «Меланхолия», он вызвал настоящий скандал, заявив журналистам о том, что испытывает некоторую «симпатию» к Гитлеру. «Он не был хорошим человеком, но я хорошо его понимаю и симпатизирую ему», - сказал он. Через несколько часов после этой выходки, из-за которой руководство фестиваля объявило его персона нон-грата, Ларс фон Триер заверил издание Point в том, что «сожалеет» о совершенной «глупости» и далек от нацизма. Слишком поздно.

С учетом упоминания «Догвилля» в профиле Брейвика на Facebook в этом эпизоде можно провести некоторые мрачные связи с норвежской трагедией. В то же время было бы просто бесчестно заострять на нем особое внимание. Ведь в числе любимых произведений Брейвика значится и великолепный антитоталитарный роман «1984» Джорджа Оруэлла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.