Европе нужна система противоракетной обороны, но не для того, чтобы отгородиться от России, а для того, чтобы действовать совместно с Москвой.

Единственным по-настоящему интересным результатом саммита НАТО в Лиссабоне, проходившем 20 ноября 2010 года, было объявление о том, что НАТО и ее бывший противник Россия будут совместно работать над конкретным стратегическим проектом и что они вместе намерены создавать противоракетный зонтик. Российский президент Медведев, которого французский президент Саркози и немецкий федеральный канцлер Ангела Меркель заманили в Лиссабон обещаниями о равноправном сотрудничестве, назвал сближение своей страны с НАТО «историческим событием». Но Россия, по его словам, готова к взаимодействию в области противоракетной обороны только в том случае, если она получит равные права. Противоракетная оборона НАТО не должна, по его мнению, повлиять на военное равновесие в Европе. «Мы должны сначала посмотреть, как нам следует к этому относиться», - заявил Медведев после встречи в верхах. Россия настаивает на «абсолютно равноправном участии», подчеркнул российский президент.

В НАТО отсутствует готовность к такого рода участию, и это осложняет сотрудничество с Россией еще с середины 90-х годов. Поэтому Москва хочет превратить соглашение о противоракетной обороне в своего рода лакмусовую бумажку и рассчитывает получить ответ на вопрос о том, действительно ли Альянс на этот раз настроен серьезно. Однако спустя десять месяцев после лиссабонского саммита обе стороны еще далеки от того, чтобы найти решение, которое бы соответствовало интересам всех сторон.

Тем временем конкретизируется угроза, исходящая, например, от Ирана. Иранские ракеты Shahab-3 с радиусом действия 1300 километров уже находятся в боевой готовности, и скоро появится модель Ashura с радиусом действия в 2000 километров. Запланировано увеличение радиуса действия до 3000 и даже до 4000 километров. Такого рода ракеты имеют смысл, с точки зрения военных, только в том случае, если они оснащены ядерными боеголовками.

Обсуждавшееся некоторое время предложение о разделении Европы на два защищаемых пространства, в соответствии с которым Россия контролировала бы Восточную, а НАТО – Западную Европу, было быстро отвергнут, так как восточноевропейские члены НАТО ни в коем случае не хотят оказаться под стратегической защитой Москвы. Одновременно продолжают существовать принципиальные расхождения по вопросу о том, следует ли предоставить гарантии того, что глобально-стратегическая стабильность между Америкой и Россией не будет нарушена в ущерб России и как это можно было бы сделать.

Кроме того, Россия хотела бы подписать с НАТО обязывающий договор, однако такой вариант США и Альянс отклоняют, исходя из правовых соображений. Вашингтон готов сделать на эту тему политически обязывающее заявление. Вслух об этом не говорится, но на самом деле Пентагон активно выступает против того, чтобы русские смогли более основательно познакомиться с противоракетными технологиями Соединенных Штатов, что было бы неизбежно при совместном использовании противоракет. Министры обороны НАТО 8 июня 2011 года в Брюсселе еще раз продемонстрировали, что жесткая позиция Альянса, делающая ставку на развертывание двух независимых систем противоракетной обороны, не может служить надежной основой для политически желаемого сотрудничества с Россией в этой области. НАТО, судя по всему, хочет только осуществлять обмен информацией между двумя отдельными системами, тогда как Россия в Брюсселе выступает за совместные действия. Генеральный секретарь западного Альянса не всегда выступает в этом вопросе как честный посредник, добивающийся успеха данного проекта.

В этой запутанной ситуации эксперты из Америки, Европы и России, образовавшие «Евроатлантическую инициативу в области безопасности» (EASI), достигли консенсуса относительно того, какой должна быть совместная система противоракетной обороны для того, чтобы были ликвидированы все препятствия, казавшиеся ранее просто непреодолимыми. Сделанные предложения визионерские, однако одновременно практические и конкретные, но без чрезмерного углубления в технические детали. Они направленные на достижение правильным образом выстроенных целей и предусматривают, на самом деле, создание евроатлантического сообщества безопасности на основе анализа угроз, с которым были бы согласны все.

Такого рода анализ должен показать, что угрозы для евроатлантического пространства, включая Россию, являются реальными, и эти страны, то есть и Россия, должны быть лучше и с минимальным издержками защищены.  Эксперты исходят из того, что с помощью этого проекта не только принципиально улучшатся отношения между НАТО и Москвой, но и исторически обусловленные страхи и сомнения относительно евроатлантического сообщества безопасности могут быть окончательно ликвидированы.

Главные принципы этого проекта, которые должны стать одновременно и политическими критериями, способствующими его успеху, направлены на сотрудничество, которое бы соответствовало фундаментальным потребностям обеих сторон, вместо того, чтобы ставить их под сомнение. При этом совместная оценка возникающих новых угроз ракетного нападения является непременной основой любых дальнейших шагов.

Фундаментально новым элементом является инициатива экспертов, в соответствии с которой данные об угрозах и информация, получаемая от американских спутников и расположенных на море американских установок, а также от российских спутников и размещенных на земле радаров, анализировались бы в центрах, где бы совместно работали офицеры США, НАТО и России. Это позволило бы вести действенную борьбу против ракетного нападения, не подрывая при этом суверенитет и оперативный контроль кого-либо из участников в том, что касается самостоятельного применения противоракетного оружия. Это было бы как впечатляющим, так и необходимым в этом деле прорывом.

Первая реакция из Москвы и некоторых европейских столиц обнадеживает. Такого рода подход должен в конечном итоге показать, действительно ли НАТО хочет принципиально по-новому выстроить свои отношения с Россией и может ли Альянс это сделать.

Кроме того, создание совместной противоракетной обороны должно быть встроено в более широкую политическую систему, которая учитывала бы положения нового договора СНВ, прогресс в области контроля над обычными вооружениями, а также российскую поддержку международных сил безопасности Ifor в Афганистане.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.