Перспектива нового двенадцатилетнего срока Владимира Путина у власти должна подтолкнуть к переосмыслению отношений с Россией. Для начала, те, кто потратил последние четыре года, культивируя отношения с Дмитрием Медведевым, а с ним и идеи модернизации и либерализации, должны признать, что эти надежды были неуместны.

На самом деле, Медведев никогда не был альтернативой Путину, не говоря уже о соперничестве. Его работа, как становится предельно ясно сейчас, состояла в том, чтобы позволить российскому лидеру соблюсти формальности конституционного ограничения в два последовательных срока, что и было сделано, когда он покинул пост президента в 2008 году. Сохранив для Путина теплое кресло в Кремле, теперь Медведев может покинуть его.

Помимо исполнения своей срежиссированной роли, Медведев мало чего добился на практике. Россия остается коррумпированным обществом с экономикой, которая опасно балансирует на узком фундаменте из плохо управляемых добывающих отраслей промышленности. Темные связи власти и денег, позволяющие группке бывших агентов КГБ и их дружков-бизнесменов управлять страной, так и остались нетронутыми. Другие страны смотрят на Россию со смесью презрения, отчаяния и отвращения.

Его главным достижением стало небольшое расширение границ обсуждения. Его лучшие моменты были риторическими, как, например, когда он осудил «правовой нигилизм» (хотя смерть посаженного в тюрьму юриста Сергея Магнитского, по поводу которой Медведев сделал и сказал постыдно мало, была образчиком этого самого нигилизма). Его президентский совет по правам человека выпустил достойный одобрения отчет о десталинизации, но готов поспорить, что когда Путин вернется в Кремль, эту тему просто похоронят.

В каком-то смысле, даже поощрение дискуссий не было чем-то хорошим. Оно подарило иллюзию перемен, но действительность оказалась другой. Вкрадчивое, дружелюбное к интернету присутствие Медведева в Кремле побудило ряд иностранных деятелей (включая высокопоставленных чиновников, ассоциирующихся в США в «перезагрузкой») занять мягкую позицию: слишком жесткое обращение с Россией, объясняли они, подорвет шансы Медведева и усилит «сторонников жесткой линии» вокруг Путина. Как это уже часто бывало в прошлом, подобные слова оказались не больше, чем оправданием бесплодной нерешительности.

Теперь миру предстоит ответить на вопрос о том, что делать. Очевидно, что Путин не в настроении выслушивать западные лекции о правах человека. Он считает, что Запад лицемерен и своекорыстен. Он поощряет диктаторов, которые ему нравятся, и бранит тех, кто не нравится. К сожалению, эти обвинения не беспочвенны. В частности, если западные правительства посмотрят сквозь пальцы на Михаила Саакашвили в Грузии, когда он (как, похоже, произойдет) последует примеру Путина и перейдет в 2013 году с поста президента на должность премьер-министра, русские по праву завопят о двойных стандартах. Заручиться поддержкой для Украины, которая тоже коррумпирована и становится все более авторитарной, тоже будет непросто.

Лучшее, что Запад может сделать для продвижения свободы, диктатуры закона и дружелюбного отношения к соседям в России, это придерживаться своих собственных стандартов. Критика российских активистов, борющихся с коррупцией, вроде блогера Алексея Навального, заявляющего, что Запад является соучастником разграбления России, должна стать острым упреком тем, кто обогатил себя, связываясь с сомнительными клиентами и подозрительными сделками.

В будущем Западу следует быть гораздо бдительнее по отношению к мутным российским банкам и энергетическим компаниям, желающим использовать западную финансовую систему для отмывания активов и денег. Для этого нужно будет четко дать понять, что правила Организации экономического сотрудничества и развития и Всемирной торговой организации реальные, а не липовые как у Совета Европы и Организации для безопасности и сотрудничества в Европе.

Это будет сложно: для Запада экономический кризис это не просто досадная помеха. Он заставляет ловчить в стремлении сэкономить и делает людей менее разборчивыми. Сейчас, когда Запад находится в упадке, а соседи России слабы и деморализованы, Путин выбрал хорошее время, чтобы вернуться назад.

Автор – корреспондент журнала Economist в Центральной и Восточной Европе

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.