Суровая протестантская земля Швейцарии Невшатель никак не приспособится к новому владельцу местного футбольного клуба Булату Чагаеву – резкому и взрывному чеченцу.

Как мы позволили этому случиться? У 35 тысяч жителей тихого швейцарского городка Невшатель на берегу одноименного озера с 12 мая крутится в голове этот вопрос. В этот деть чеченский бизнесмен купил «Ксамакс», футбольный клуб первого дивизиона швейцарского чемпионата, жемчужину городка. Бывший владелец клуба, местный предприниматель в сфере недвижимости, уставший от год за годом следовавших убытков, решил продать клуб хоть кому-нибудь. И нашел Булата Чагаева. Никому не известный чеченец выкупил погрязший в долгах «Ксамакс». 50-летний бизнесмен из Чечни уверяет, что у него достаточно денег. Сколько? Откуда они? Никто этого не знает.

И если источник происхождения денег неясен, то что уж говорить о самом этом человеке? Этот чеченец, приехавший в Невшатель с тысячелетней историей, шоколадной маркой Suchard и традицией выпуска часов, похож на Майка Тайсона, мило беседующего с приверженцами строгого религиозного образа жизни в сельской глуши. Чем лучше злодей, тем лучше фильм, любил повторять Хичкок. На примере Булата Чагаева Невшатель это себе уяснил. Его расправы молниеносны: с момента прихода в клуб он одним за другим отправил в отставку пять тренеров. 27 августа, зайдя в раздевалку после проигрышного матча, он накричал на футболистов и чуть не подрался с тренером, испанцем Хоакимом Капарросом (Joaquin Caparros), который спустя короткое время был уволен. Чагаев ходит в сопровождении двух вооруженных охранников. Это беспокоит и журналистов, и власти Невшателя, однако они убеждаются в очевидном: и гориллы, и их артиллерия, и их клиент действуют в рамках закона.

Новый президент «Ксамакса» напоминает монстров из видеоигр: чем больше на него обрушивается ударов, тем сильнее он раздувается от гордости и тем энергичнее дает сдачи. От него ждут, что он рассеет страхи и предубеждения, а он лишь без стеснения их множит. Он – кавказский волк в невшательской овчарне. Так познакомимся же с ним ближе. Этим сентябрьским днем дверь VIP-ложи стадиона «Маладьер», рассчитанного на 12 тысяч мест, открывается перед тремя людьми. Это крепыш с квадратными плечами и застывшей улыбкой Булат Чагаев, рядом с нем его протеже Ислам Сатуев – тоже чеченец, назначенный вице-президентом клуба. И неподалеку – глава службы безопасности.

Полдень. Накрыт стол примерно человек на десять. «У нашего народа есть традиция делить трапезу», -  говорит глава «Ксамакса». Фрукты, хлеб, сыр в мини-упаковках, соки, вода.  «15 лет назад я перестал употреблять алкоголь», - поясняет он, говоря по-чеченски. Переводчиком выступает Ислам Сатуев. Новый президент клуба, которого критикуют за грубость, старается выглядеть спокойным. Как и большинство россиян, быстро наживших большие деньги, он сохраняет черты человека, вышедшего из народа: расстегнутая рубашка, джинсы, во рту сигарета Parisienne местного производства. Его богатство выдают только массивные часы из разряда «чем крупнее, тем лучше».

«Сказать правду?» - внезапно произносит он, направляясь к столу. Чагаев считает, что невшательская элита чурается его лишь из-за чеченского происхождения и резких манер. Но он полон решимости: «Я понял, что футбол в «Ксамаксе» - это бизнес, и не самый честный бизнес. Но я так дела вести не хочу. К примеру, существовали контракты с игроками, ни разу не появившимися в клубе. Администрация Невшателя, банк, спонсоры и все те, кто крутятся вокруг клуба, футбольные агенты, с тех пор, как я здесь, выражают недовольство, потому что я не хочу играть по их правилам. Вот они мне и мстят».

Вынимая сыр из упаковки, он продолжает: «Мой предшественник господин Бернаскони делал как я: он увидел упаковку и купил ее, особо не вникая в то, что же там внутри». И правда, Чагаев с запозданием обнаружил масштаб задолженности клуба – 3,2 миллиона швейцарских франков (2,6 миллиона евро). Достаточно ли у него средств, чтобы заплатить по долгам клуба, и откуда эти средства? «В Женеве у меня есть две компании - Dagmara и Envergure, специализирующиеся в финансовых услугах, строительстве, биржевых операциях, купле и продаже компаний», - милостиво говорит он. И меняет тему.

Чеченец Чагаев говорит о действующем президенте Чечни Рамзане Кадырове как о «брате». «На Западе к Кадырову слишком предвзято относятся, - считает глава «Ксамакса». – Ясер Арафат был самым разыскиваемым в мире террористом. А потом получил Нобелевскую премию мира». Грозненский деспот, однако, не такой уж ему и брат: в середине сентября по местному телеканалу Кадыров заявил, что Чагаев выделил недостаточно средств на развитие футбольного клуба «Терек», когда входил в администрацию клуба, столь милого сердцу главы Чечни. Мир тесен: тренер испанец Виктор Муньос (Victor Muñoz), сменивший соотечественника Хоакима Капарроса на посту тренера «Ксамакса», ранее работал в «Тереке».

На часах 13.15, и вдруг из мобильного телефона Сатужева раздается призыв муэдзина к молитве. И вице-президент, и президент тотчас же вместе отправляются совершать молитву, уточнив, что в августе они «соблюдали рамадан». Как и у других европейских странах, у Швейцарии есть несколько фобий относительно ислама. Министр кантона Жан Штудер (Jean Studer) не считает, что враждебность части его сограждан по отношению к Чагаеву происходит из ксенофобских или расистских побуждений. «Кантон Невшатель открыт для иностранцев,  - утверждает он. – С 1850 года им дано право голоса на уровне коммуны, после – на уровне кантона, а недавно им было предоставлено право избираться».

И несмотря на все это, приход этого иностранца на пост главы «Ксамакса» вызвало отвращение у местного населения. Как рассказал один из участников внеочередного собрания клуба, прошедшего в конце августа, Чагаева сравнили с «Каддафи» и «диктатором».

Клуб растерял множество спонсоров, особенно из числа бизнесменов в сфере недвижимости. До появления чеченца система работы обеспечивала экономическую взаимозависимость между ними и главой клуба Сильвио Бернаскони – местного бизнесмена в сфере недвижимости, который теперь вообще не общается с журналистами. И еще необходимо учитывать, что акт купли-продажи, подписанный Чагаевым, не перестает вызывать вопросы.

Так, глава швейцарской футбольной лиги SFL Эдмон Изоз (Edmond Isoz) считает себя обманутым. «Когда Бернаскони еще возглавлял клуб, мы выдали ему лицензию на игру в сезоне 2011-2012 годов, - объясняет он нашему изданию. - А через три дня мы узнаем о продаже клуба Чагаеву, о финансовом благополучии которого мы ничего не знаем». В итоге SFL просит того направить гарантийное письмо, угрожая в противном случае санкциями.

Банк Credit Suisse отказывается от спонсорства клуба и не выкупает ложу в стадионе. В письме от 16 августа, адресованного руководству клуба «Ксамакс» (Невшатель), с которым нашему изданию удалось ознакомиться, банк сообщает: «Просим вас указать банковские реквизиты вашей компании в другом швейцарском банке, чтобы мы смогли перевести туда денежные средства». Срок для смены банка определен до 30 ноября. Кто захочет иметь дело с деньгами Чагаева? Банкиры Невшателя вспоминают швейцарский закон по противодействию отмывания денег, который обязывает их соблюдать жесткость в отношении источника происхождения состояния их клиента.

В самом деле, закрепиться в Невшателе – если он преследует эту цель – Булату Чагаеву будет крайне сложно. До него покорить эту суровую протестантскую землю, расположенную между горами и озерами, пытались его предшественники на посту главы клуба «Ксамакс». Двое из них – оба скромного итальянского происхождения – женились на «работе», чтобы преодолеть все ступеньки швейцарской лестницы тщеславия и создать скромные империи в сфере строительства. Один из них, Жильбер Факинетти (Gilbert Facchinetti), руководил клубом в 1980-е годы – золотые времена «Ксамакса». «В те времена простой обмен рукопожатием с тренером было равнозначно заключению контракта», - ностальгирует он.

Один из редких спонсоров клуба, ни при каких обстоятельствах его не бросавших, врач Бернар Монье (Bernard Monnier) считает, что чеченец – «крепкий орешек». «Либо он жулик и это скоро выяснится, либо человек с добрыми намерениями и в этом случае ему необходимо дать шанс, - считает он. – Единственное, что меня беспокоит, это то, что у него нет недвижимости в кантоне Невшатель». Ни в кантоне Невшатель, ни где-либо еще в Швейцарии, поэтому каждый раз Чагаев вынужден подавать документы на визу. Как он планирует решить эту проблему? Недавно разбогатевший чеченец, не успевший приобрести свойственный богачам лоск, избегает этого сюжета. «Швейцарию я люблю, но швейцарцем не являюсь. Чтобы уметь думать по-швейцарски, нужно быть швейцарцем», - говорит он. Вот, видимо, почему в перерывах матчей «Ксамакса» на стадионе транслируются кавказские народные песни и пляски.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.