Принятое США в конце прошлого года решение о пересмотре планов по дислокации элементов системы противоракетной обороны (ПРО) в Европе не отразилось на жесткой риторике Москвы. В январе этого года президент России Д. Медведев предупредил Америку: если она попытается разместить элементы ПРО в Европе, Москва может выйти из договора по СНВ. Комментируя договоренность о дислокации компонентов американской ПРО в Болгарии, постоянный представитель России при НАТО Д. Рогозин не пожалел критики в адрес Вашингтона и Софии. По его словам, пока не сформирована общая (включающая Россию) система ПРО, создание отдельных частей противоракетной обороны в Европе является необдуманным и опасным шагом. Российский МИД 14 сентября 2011 г. распространил заявление, в котором сказано о том, что планы США по развертыванию противоракетного щита в Европе продолжают реализовываться на фоне безрезультатных переговоров по данному вопросу.

Критику в адрес Вашингтона Москва объясняет угрозой элементов американской ПРО в Европе своей безопасности. Кремль в частности критикует планы США до 2015 г. разместить на румынской военной базе Девеселу средства по слежению и перехвату ракет ближнего и среднего радиуса действия. Один из ключевых аргументов России в данном случае заключается в том, что этот объект расположен лишь в 500 км. от российской военно-морской базы в Севастополе. Также Россию не устраивают планы США по постройке в Турции радара для отслеживания баллистических ракет, размещению до 2018 г. в Польше ракет перехватчиков, созданию до 2020 г. европейской ПРО, способной перехватывать баллистические ракеты дальнего радиуса действия и т.д. По мнению Д. Рогозина, это позволит американским ракетам системы ПРО достичь целей в районе Уральских гор, а значит западное ПРО частично перекроет зону действия российских межконтинентальных баллистических ракет.

И все же претензии России едва ли можно считать обоснованными. Например, Севастополь – порт Украины, в котором базируются как российские, так и украинские военные корабли. Кроме того, у России есть военные базы в Калининграде, на Южном Кавказе, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Поэтому найти в Европе место, откуда американское ПРО могло бы следить за ближневосточными государствами, не касаясь российских военных объектов, практически невозможно. Преувеличена и угроза ПРО США стратегическому потенциалу России. Очевидно, что несколько комплексов по перехвату баллистических ракет в Польше, Болгарии или других странах Европы даже теоретически не смогут нейтрализовать российский ядерный арсенал.

Реальные намерения России более прагматичны. Размещение элементов ПРО в европейских странах сделает их неотъемлемой частью западной системы безопасности во главе с США. Это будет означать еще более близкие отношения этих государств с Америкой, увеличение их значимости на международной арене и т.д., что неприемлемо для России.

Болезненную реакцию Москвы на планы США по размещению элементов ПРО в Европе можно объяснить и причинами психологического характера. После дислокации в Болгарии и Польше компонентов американской ПРО западные военные технологии закрепятся на постсоветском пространстве, что не избавившаяся от имперских амбиций Россия может расценивать как «личное оскорбление». С другой стороны, отказавшись от претензий к развертыванию американской ПРО в Европе, Москва будет вынуждена признать ее превосходство над собственными системами противоракетной обороны. По мнению эксперта в области противовоздушной и космической обороны И. Ашурбейли, российские системы ПРО A-35 и A-135, а также комплексы С-300 уже устарели и должны быть заменены, однако создатели новой системы С-400 до сих пор не получили государственный заказ на свою продукцию, а создание новейшего комплекса ПРО С-500 сталкивается с определенными трудностями. Поэтому Москва фактически не обладает равноценными средствами борьбы с элементами ПРО США.

В то же время в Кремле понимают, что если Россия будет продолжать активно противиться планам Америки по созданию противоракетного щита в Европе, Запад может столкнуться с дополнительными проблемами. Планируется, что в середине октября этого года министры обороны стран НАТО должны принять предложенный Вашингтоном план развертывания боевого командования в рамках европейской ПРО, а в мае будущего года на встрече глав государств членов Альянса в Чикаго должны обсуждаться и могут быть приняты документы, подтверждающие договоренности НАТО по ПРО в Европе. Если же Америке не удастся договориться с Россией по данному вопросу, принятие вышеупомянутых и иных решений может быть отложено.

Россия постоянно подчеркивает то, что элементы ПРО США в Европе создают угрозу ее безопасности. Поэтому, идя на уступки Западу в этом вопросе, Москва якобы может требовать от него политических дивидендов в других вопросах международной политики. Соответственно, «агрессивную» риторику России в отношении создания противоракетного щита в Европе можно рассматривать и как политику накопления переговорного веса.

Наконец, если переговоры Москвы и Вашингтона по европейской ПРО сдвинутся с мертвой точки, Россия скорее всего будет стремиться к тому, чтобы получить возможность контролировать систему ПРО США «изнутри». Как 3 сентября этого года заявил министр иностранных дел РФ С. Лавров: «Наша позиция основывается на инициативе, которую выдвинул президент Медведев. Она заключается в секторальном подходе: прежде всего равноправное взаимодействие с самого начала, по анализу угроз, совместная работа по согласованию тех мест, по которым с этими угрозами можно бороться и, в случае необходимости – создание военно-технической инфраструктуры». С целью повышения уровня «взаимного доверия» Россия может попросить дополнительных гарантий. Ими могли бы стать широкие полномочия в области инспектирования объектов ПРО в Европе, договоры по максимальному числу ракет перехватчиков и т.д.

Таким образом, вопрос развертывания системы ПРО США в Европе – важный козырь в руках России, помогающий Кремлю добиваться своих целей. Поэтому Москва скорее всего воспользуется им еще не раз в контексте различных политических ситуаций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.