Лондон – Новая битва за умы и сердца начинается в республиках бывшего Советского Союза – и Запад рискует ее проиграть.

Владимир Путин, российский премьер-министр, на этой неделе представил свою первую крупную внешнеполитическую инициативу после подтверждения, что он, скорее всего, вернется в президенты. Это был призыв к бывшим советским республикам присоединиться к «Евразийскому союзу», который Россия уже создает с авторитарной Белоруссией и Казахстаном.

Все это должно превратиться из Таможенного союза в общее экономическое пространство с населением в 165 миллионов человек в будущем году, и даже есть разговоры о введении в конечном счете единой валюты. Г-н Путин отрицает, что это возрождение Советского Союза. Но, за исключением коммунистической идеологии, сходства явно есть. Даже газета, где г-н Путин изложил свои планы, «Известия», некогда была официальной советской правительственной газетой.

Все это происходит как раз во время попыток Европейского Союза обеспечить более тесную интеграцию со своими восточными соседями, и эти попытки спотыкаются. Даже если это просто совпадение, что статья г-на Путина появилась всего через несколько дней после саммита ЕС в Варшаве, целью которого было возродить инициативу по привлечению шести бывших советских республик в орбиту своего влияния, известную как «Восточное партнерство». Это не сработало должным образом и не оправдало ожиданий.

Белоруссия бойкотировала саммит, хотя жесткий и авторитарный президент Александр Лукашенко в любом случае не может из-за запрета въезжать в ЕС в любом случае. Украинская делегация уехала домой раньше срока, а в ее ушах звенело осуждение со стороны Евросоюза суда над бывшим лидером «Оранжевой революции» Юлией Тимошенко.

Наконец, другие государства – это самые однозначно проевропейские Грузия и Молдавия; они остались без явного обещания получения в конечном счете членства, если они начнут соответствовать европейским демократическим стандартам, чего они так жаждали.

Страны бывшего восточного блока чувствуют, однако, что США при президенте Бараке Обаме резко отошли от тех дней, когда они поддерживали грузинскую «Революцию роз» и украинскую «Оранжевую революцию». Тут есть глубокая ирония судьбы. Запад рискует потерять бывшие советские республики как раз тогда, когда он пытается выпестовать демократию в арабском мире, после восстаний, которые часто сравнивают с восстаниями против коммунизма в Восточной Европе двадцать лет назад, и которые были частично вдохновлены постсоветскими «цветными» революциями.

Осторожность и осмотрительность ЕС в вопросе принятия в свой состав новых бедных членов понятна в разгар кризиса еврозоны. Многие западные члены Союза также чувствуют, что политические соображения неверно разрешили вступление Румынии и Болгарии в 2007 году, до того, как они были полностью готовы к этому.

Но без явного обещания окончательного членства в организации страны Восточного партнерства – в число которых также входят Армения и Азербайджан – опасаются, что вся это инициатива – это лишь вежливый способ со стороны ЕС дать сигнал о том, что они никогда не станут членами клуба.

Хотя партнерство оставляет перспективу либерализованной торговли и безвизовых поездок, переговоры по достижению этих целей идут трудно. После двух с половиной лет партнерства правительства и граждане мало что сделали для этого.

В России между тем люди, которые знают г-на Путина, говорят, что проект Евразийского союза очень дорог ему, и вероятно станет центральным моментом его третьего президентского срока.

И хотя присоединение к проекту означает некоторую подчиненность по отношению к Москве, он предлагает авторитарным олигархиям, которые управляют многими постсоветскими государствами, шанс присоединиться к более крупному экономическому блоку без необходимости выслушивать бесконечные лекции о демократии. Стимулы и побудительные мотивы, которые может предложить Россия, такие как дешевый природный газ, также являются потенциально привлекательными, например, скажем, для Украины с ее тяжелой промышленностью.

И Украина сейчас является своеобразной проверкой. Эта огромная территория, втиснутая между Россией и Центральной Европой, является страной «партнерства», наиболее близкой к тому, чтобы заключить политическое и торговое соглашение о сближении с ЕС. Она отклонила уговоры присоединиться к путинскому союзу-конкуренту.

Да, она нанесла вред самой себе судом над г-жой Тимошенко, который рассматривается в европейских столицах как попытка президента Виктора Януковича убрать в сторону своего политического врага и как символ отхода назад от демократических реформ.

Это представляет собой дилемму для ЕС: блокировать сделку с Киевом из-за того, что он пренебрегает европейскими стандартами, или же следовать по прежнему пути в надежде подстегнуть дальнейшие реформы. Запад давно верит, что если хотя бы одно бывшее советское государство, помимо стран Балтии, уже будет в Евросоюзе, и сможет стать функционирующей рыночной демократией, это станет сильным примером для остальных.

Намеки на то, как ситуация будет развиваться дальше, могут появиться на следующей неделе, когда будет оглашен вердикт в отношении Тимошенко. Г-н Янукович намекал, что Украина может найти выход из ситуации с судом, который «спасет ей лицо», но пока практически не продемонстрировал признаков готовности реально это сделать. Что бы ни произошло в киевском зале суда, оно будет иметь серьезные последствия, но только для Украины, но и для стран далеко за пределами ее границ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.