«Фиктивная сделка», играющая важную роль в процессе по иску изгнанного в Лондон российского олигарха Бориса Березовского к Роману Абрамовичу на сумму в 6,5 миллиарда долларов, была одобрена специалистом по финансовому мониторингу Clydesdale Bank. Об этом было заявлено в среду в лондонском суде.

По данным, на которые ссылается г-н Абрамович, специалист по финансовому мониторингу сказал поверенному г-на Березовского, что банк предпочтет, чтобы 1,3 миллиарда долларов были выплачены г-ном Абрамовичем компании, контролировавшейся шейхом из Абу-Даби, а затем переведены г-ну Березовскому, а не шли напрямую с банковских счетов г-на Абрамовича в Латвии. Clydesdale сомневался в том, что в латвийских банках ведется качественный контроль, предотвращающий отмывание денег, а шейха Султана бин Халифу аль-Нахайана (Sultan Bin Khalifa Al Nahyan) он уже проверял, было заявлено суду.

 

Еще читать: Битва российских олигархов – безобразный спектакль


Г-н Березовский уверяет, что операция была законной, и что 1,3 миллиарда долларов были платой за 50 % акций «Сибнефти», которые принадлежали ему совместно с его деловым партнером Бадри Патаркацишвили. Г-н Абрамович, напротив, утверждает, что 1,3 миллиарда долларов были его последней выплатой за политическое покровительство, которое называли «крышей». По его словам он ничего не знал о посредничестве шейха и не покупал у него никаких акций.

Г-н Березовский утверждал в ходе перекрестного допроса, что он не уделял внимания структуре сделки и одобрил ее за обедом в японском ресторане Nobu, на Парк-Лейн. Деталями его сделок, по его словам, занимались г-н Патаркацишвили, а также поверенный г-на Березовского Стивен Кертис (Stephen Curtis), и финансист Роман Фомичев. Сейчас г-н Патаркацишвили и г-н Кертис мертвы, а г-н Фомичев не дает показаний на этом процессе, так как г-н Березовский ранее судился с ним.

Шейх запросил за сделку 15 % комиссионных, заявил г-н Березовский. В свою очередь г-н Кертис получил сверх своего гонорара юриста 18,3 миллиона долларов за организацию трехсторонней сделки, было сообщено суду.

«Вся эта операция – и Вы это понимали – была фикцией, нацеленной на сокрытие Ваших активов и обман банков, не так ли? – спросил г-на Березовского представляющий на суде г-на Абрамовича адвокат Джонатан Сампшен (Jonathan Sumption). – Г-н Кертис оказал Вам весьма дорогостоящую услугу, отмыв для Вас деньги с Вашего согласия».

«Я тогда не понял – теперь я понимаю немного лучше – что юристам платят так много денег», - парировал г-н Березовский. Его ответ вызвал улыбку даже у г-на Сампшена, для которого это дело будет последним перед переходом в судьи Верховного суда.

Представитель Clydesdale Bank отказался дать комментарий Financial Times. Банк попросил г-на Березовского закрыть счет позднее в 2001 году, сообщил суду г-н Сампшен.

 

Еще читать: Россия была словно средневековое государство

 

Г-н Березовский отрицает, что он причастен к отмыванию денег. По его словам, хотя в Голландии и Швейцарии его подозревали в том, что он отмывал деньги, в обоих случаях расследования были закрыты без предъявления обвинений. Он утверждает, что дела, возбужденные против него в России, которую он покинул в 2000 году, политически мотивированны.

Нежелание Британии экстрадировать г-на Березовского в Россию по-прежнему создает дипломатическую напряженность между двумя странами. Он бежал из страны после того, как критически отозвался на своем телеканале ОРТ о занимавшем тогда пост президента Владимире Путине, когда погибла подводная лодка «Курск».

Г-н Березовский подал в суд на своего бывшего протеже, сейчас владеющего футбольным клубом «Челси», утверждая, что г-н Абрамович заставил его продать его долю в «Сибнефти» под угрозой того, что если он этого не сделает, г-н Путин экспроприирует акции, ничего не заплатив, а друг г-на Березовского Николай Глушков останется в тюрьме. Г-н Абрамович отрицает как то, что он прибегал к запугиванию, так и то, что соглашение с г-ном Березовским об участии в прибылях вообще существовало. Он будет давать показания в ходе дальнейших слушаний в следующем месяце.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.