В НАТО неоднократно заверяли недоверчивых русских генералов, что основная концепция противоракетного щита и всей радиолокационной системы направлена исключительно против иранских ракет «земля-земля» с обычными боеголовками, а не против российского или чьего-то другого ракетного оружия.

Перед хорватским правительством, независимо от того, кто победит на предстоящих выборах, среди прочего, стоят два важных вопроса: изъяснение по поводу провозглашения независимости Палестины и определение с европейской ПРО и ее целями.

Особенно интересны отношения с Ираном, который Америка по-прежнему держит на вершине списка «безответственных государств». Мнение, что Хорватия по этому вопросу не имеет собственного мнения, ошибочное. Ее позиция схожа с мнением большинства стран ЕС, но в то же время хорваты пытается не идти вразрез с американцами. Воздержаться главным образом означает быть «решительно против».

Когда недавно в Париже голосовали за принятие Палестины, то есть Палестинской автономии (официально, палестинского государства еще не существует) в ЮНЕСКО, хорватская делегация воздержалась, присоединившись к тем государствам-членам, которые не хотели голосовать против, как например Германия, Нидерланды, США и Израиль. Можно предположить, что и в Генеральной Ассамблее ООН позиция Хорватии будет аналогичной. Америка решительно против независимости Палестины, которая пытается получить «ярлык» при помощи Генеральной Ассамблеи, без мирного договора с Израилем. Все союзники США в НАТО хорошо размыслят, как голосовать в Нью-Йорке, так что число воздержавшихся вряд ли уменьшится. Белый дом уже объявил о вето в Совете Безопасности и сокращении финансирования дальнейшей работы ЮНЕСКО.

Это «решительно против» может быть применено к развертыванию ПРО в Болгарии и Румынии. Русских в последнее время интересует мнение Загреба о этой «большой проблеме», как называют ее в Москве. Россия до сих пор считает (упоминаются и доказательства), что щит развертывают не из-за Ирана и угрозы его ракет типа «земля-земля», а что он направлен на европейскую часть Российской Федерации, где расположены очень важные сухопутные и ракетные военные базы. В военных и разведывательных кругах России полагают, что цель противоракетного щита - предупредить Москву, что он будет активирован, если Кремль по той или иной причине усилит давление на Украину и Грузию.

Американские радары и ракеты большой дальности полета  выигрывают у российских и в воздухе и на земле (щит может также отслеживать российские боевые самолеты и сбивать их уже на территории России). А если Москва захочет нанести ответный удар ракетами «земля-земля», их запуск, отслеживание полета и разделение этапов ракет новый противоракетный щит остановит его еще до попадания в цель. Такой перехват русским совсем не по душе, ведь в таком случае они не будут  иметь достаточно внушительных средств, за исключением ядерных, которые бы предотвратили дальнейшее расширение НАТО на восток.

В НАТО неоднократно заверяли недоверчивых русских генералов, что основная концепция противоракетного щита и всей радиолокационной системы направлена исключительно против иранских ракет земля-земля с обычными боеголовками, а не против российского или чьего-то другого ракетного оружия. В Азии (Японии) и на западном побережье США аналогичный противоракетный щит (даже несколько) развертываются из-за угрозы северокорейских ракет большого (океанского) диапазона действия. Эксперты из Пентагона (тоже рассказывают всем, в том числе Хорватии) подчеркивают, что размещение щита в Европе превентивное, ведь тогда Иран не будет нападать первым. Запуск ракеты, по словам того же источника, может случится, когда дела  у Ирана пойдут не так: война распространится на всю территорию Персидского залива, НАТО начнет действовать как в Ливии,  режим в Дамаске начнет рушиться, Израиль вступит в большую войну на два фронта - с «Хезболлой» и ХАМАСом, и т.д. Таким образом, функция щита - удержать Иран от любой «военной авантюры» против  стран-членов НАТО (Израиль, при помощи американцев, развертывает свой «щит», покрывающий их стратегически важные центры).

И какую позицию в этом всем заняла Хорватия? Очень часто в разных слоях хорватского общества можно услышать: «Разве нам не все равно?», «Какое нам дело до НАТО?»... Многие просто забывают, что Хорватия - активный член НАТО со всеми правами и обязанностями. Какие у нее могут быть антинатовские  позиции? Любое будущее правительство, правое или левое, не будет делать ничего, что бы в Брюсселе или Вашингтоне могли расценить как «вредное соло». Поэтому, развертывание щита было взвешенным решением НАТО и тех государств, которые на длительное время предоставляют  собственные территории для противоракетных установок.

Москва уже смирились с тем, что Хорватия твердо закрепилась в западном политическом, военном и экономическом лагере и не будет предпринимать каких-либо неожиданных для Североатлантического альянса шагов. Америка в хорватском обществе пользуется высоким уважением, прежде всего американский образ жизни, понятие свободы ... Часть хорватов впечатлена американской военной и технологической мощью, в то время как другие вообще не думают о ЮНЕСКО, русских, «щите» и Иране, то ли из-за уровня образованности и осведомленности, то ли из-за социальных и прочих проблем.

Тем не менее, Иран  - необычная страна. Интересующихся этой страной иранская таинственность, особая культура и исторические традиции могут очаровать до такой степени, что постепенно развивается логическое понимание этой страны. Они готовы выслушывать аргументы Ирана, но это не означает, что они без  критики принимают политический курс Тегерана. На самом деле, каждый должен услышать и иранскую сторону. Существует красная линия, которую провели иранские лидеры, и не переступали ее целых 32 года. Иран хочет, чтобы его признали и уважали как ответственную державу. Люди в Иране говорят об этом даже на улице в очень оживленных дискуссиях.

Иранские власти в течение последних трех десятилетий повторяют, что Иран, в соответствии со всеми международными соглашениями, имеет неотъемлемое право развивать ядерные технологии в мирных целях. На все переговоры с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) представители Ирана приходят отлично подготовленными. Они внимательно следят за словами, так как подбор слов может иметь огромное значение. По их выступлениям четко видно, что Иран хочет быть самостоятельным игроком в производстве ядерной энергии и технологий. Переговоры с иранцами - реальная проблема. Они блестящие переговорщики  с правилами культуры, в которой не отступают от чего-то уже в начале переговоров. Они утверждают, что друзья в переговорах не нуждаются. Они нужны только там, где накопились проблемы и где полностью отсутствует взаимное доверие.

Есть ли у Ирана «злые намерения» по отношению к Хорватии? Ну, не старались бы официальные представители Ирана в Хорватии в газетах объяснять принципы и поступки своей страны, когда речь идет о терроризме (который иранцы чувствуют на собственной коже, особенно в районах, граничащих с Пакистаном), отношениях с Америкой и отношении к созданию суверенного палестинского государства, что их страна тайно навела какое-то оружие на хорватскую территорию. При том, не следует ожидать, что какой-либо иранец, государственный служащий за границей, даже неофициально будет обсуждать такую деликатную тему, как возможное развитие ядерного оружия.

Такие вещи - это всегда государственная тайна, даже когда подозреваемая страна не обладает атомной бомбой. Технологически, Иран находится на полпути к тому, чтобы стать производителем ядерной энергии. В то же время эта страна, которая Хорватию причисляет к дружественным государствам, развила военную промышленность и в серийном производстве ракет «земля-земля» пошла дальше всех стран третьего мира. Это и есть основной арсенал сдерживания противников в своем регионе. А досягаемость иранских ракет, возможно, позволяет добраться и до европейской земли?

Иран вряд ли бы на такое решился, даже в крайнем случае, поскольку власть считает, что у них только два «убежденных врага», которые исполнены ненавистью к Ирану: США и Израиль. Если начнется какая-то большая «игра с огнем», у иранских ракет есть приоритетные цели в своей среде, так как в Тегеране люди не такие глупые, чтобы начинать войну с НАТО, угрожая ему в самых густонаселенных странах Европы. С иранцами лучше вести переговоры, и не говорить  заранее, что это бесполезное дело. Они умеют себя вести, готовят и любят пить хороший кофе, хотя разговаривая с американцами с глазу на глаз, вероятно, поссорились бы за пять, максимум десять минут.

Тем не менее, иранцам обязательно  смириться с самым важным  относительно Хорватии. Тот, кто живет в Загребе и утверждает, что иранские фильмы лучше, что они более содержательные и жизненные,  чем американские, не могут выходить за рамки этих симпатий. Потому что Хорватия официально определилась в пользу НАТО. Она уже достаточно долго в этом политическом и военном союзе, чтобы понять, какие в нем правила, особенно для государств малых  размеров и с ограниченными ресурсами: «Куда НАТО (американцы), туда и мы». Например, Дания (с населением немного больше хорватского но с почти таким же количеством вооруженных сил), которая поддерживает множество различных освободительных движений по всему миру и активно борется за права человека, свои войска посылает туда, куда посылают свои войска американцы (Афганистан, Ирак, Косово).

Поэтому ясно, что Хорватия и Иран в ближайшие месяцы, по различным поводам, касающимся голосования и определения, будь то в ООН или в других местах, будут на противоположных сторонах. Ведь Иран хочет стать крупным игроком на мировой арене, причем на разных уровнях, становясь, тем самым, хотим мы этого или нет, опасным соперником Соединенных Штатов. Таким, которого Хорватия не может рассматривать с позиции равноудаленности.

Вступая в НАТО, она выбрала «щит», что бы он ни представлял собой. А здесь есть и хорваты, которые всегда с уверенностью громко скажут, что прекрасный Исфахан лучше многих американских мегаполисов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.