Рим – Когда итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони  вернулся на прошлой неделе домой из Франции с напряженного саммита мировых лидеров, его встретили взбунтовавшиеся ближайшие политические союзники. Тогда он в отчаянии сделал один телефонный звонок.


«Я всегда хорошо к тебе относился. Ты знаешь, что я люблю тебя», - сказал Берлускони Роберто Антонионе (Roberto Antonione), депутату парламента от правоцентристской партии премьера.

«Ничего личного», - ответил ему депутат.

Долгие годы Берлускони держался за власть, отбиваясь от сексуальных скандалов и судов по коррупционным делам. Но в итоге самого неутомимого европейского политика отстранила от власти небольшая группа проверенных и надежных парламентариев, которые вместе с Берлускони основали его политическую партию почти двадцать лет тому назад. Когда законодатели нанесли, наконец, свой удар, они нацелились на его ахиллесову пяту, которую мог обнажить лишь долговой кризис еврозоны. Речь идет о неспособности премьера обеспечить Италии процветание и создать стабильную политическую культуру в этой третьей в Европе по размерам экономики стране. Эта его слабость стала опровержением тех многолетних обещаний, которые давал медиамагнат Берлускони, уверяя всех, что сможет со своей предпринимательской хваткой вернуть страну на правильный путь.


Еще по теме: Европа вдвойне одобрила маневр Берлускони

 

«У него не было того, что в мире бизнеса называют планом реструктуризации», - заявил член правления энергетического гиганта Enel SpA и глава организации «Итальянская деловая и инвестиционная инициатива» (Italian Business and Investment Initiative) Фернандо Наполитано (Fernando Napolitano).

«Я видел все в его авантюрных приключениях, но теперь я понимаю, что его эпоха подошла к концу, - сказал сенатор от премьерской партии Паоло Амато (Paolo Amato). – Мы промотали тот капитал доверия, который дали нам итальянцы. Мы предложили им мечту, которую не сумели реализовать».

Во вторник Берлускони согласился уйти в отставку после того, как его правительство проведет через парламент бюджет 2012 года. После него в Италии образуется вакуум власти. Пока страной руководит президент Джорджо Наполитано (Giorgio Napolitano), который должен принять решение либо о формировании правительства национального единства для вывода страны из кризиса, либо о проведении досрочных выборов. В любом случае, павшему лидеру придется сражаться на поле боя, переполненном капризными и раздражительными политическими партиями, а также противоречивыми взглядами на то, как спасти страну.

Берлускони пришел к власти в начале 1990-х годов, использовав бизнес-план из области телевидения. В своей первой кампании он впервые применил методы рекламного маркетинга, штурмом взяв склеротичный мир итальянской политики. Он сформировал политическую партию, состоящую из бывших топ-менеджеров его медиа-империи, юристов и бухгалтеров, и назвал ее Forza Italia (Вперед, Италия!), позаимствовав популярный лозунг чемпионата мира по футболу.

 


Берлускони одержал убедительную победу. Один высокопоставленный  депутат от партии премьера вспоминал, что присутствовал на обеде, где Берлускони, вставший у штурвала новоизбранного правительства, поучал своих свежеиспеченных министров, как демонстрировать себя перед телекамерами в самом выгодном ракурсе. Он также потребовал, чтобы министры наводнили своим присутствием теле- и радиоэфир, и отобрали у оппозиции «долю рынка». По словам депутата, это походило на «тренинг обезьян».

Но за фасадом политической смекалки и сообразительности Берлускони вел строительство партийной машины и пытался набрать массовую политическую поддержку, которая позволила бы ему со временем капитально перестроить итальянскую экономику за счет реализации непопулярных мер. Однако вместо этого он начал заключать соглашения о разделе полномочий с правыми партиями, которые были диаметрально противоположны друг другу, например, сепаратистская «Северная лига» и выступающий за укрепление государства Национальный альянс.

Шло время, и Берлускони начал со свойственной ему энергией создавать некое подобие собственного культа среди своих последователей. «Слава Богу, Сильвио здесь», - гласил их партийный гимн. А премьер неустанно ковал свой имидж единственного в стране руководителя, способного решить хронические проблемы Италии, начиная с инертной системы правосудия и кончая вялым экономическим ростом. Против него также начали накапливаться уголовные обвинения: были процессы по налоговому мошенничеству, по хищению средств, по коррупции. Его обвиняли в том, что он платил несовершеннолетней девушке за секс и злоупотреблял своими полномочиями для сокрытия этих отношений. Премьер упорно отвергал все обвинения, называя себя великомучеником и страдальцем, которого преследуют судьи по политическим мотивам.

 

Берлускони и его силы оказались фатально не готовы к тому моменту, когда Италия начала вползать в перекрестье прицела кризиса еврозоны. То, что он выкатил миллиарды евро в рамках своего плана жесткой экономии, не впечатлило ни инвесторов, ни европейские власти. Стоимость долга Италии продолжала стремительно расти, достигнув рекордной отметки за всю историю существования евро. Многие экономисты посчитали такую ситуацию неприемлемой.

«Загорелась церковь, а он пытался потушить огонь, заливая его водой из стакана», - сказал высокопоставленный  законодатель, который начал налаживать связи с Антонионе и другими многолетними соратниками Берлускони, уставшими и разочаровавшимися в его правлении.

Две недели тому назад премьер снова ринулся в бой накануне саммита с партнерами по еврозоне. На экстренном совещании в своей римской резиденции Берлускони и его помощники составили письмо о намерениях, адресованное лидерам ЕС, в котором были обещания резко сократить бюрократию и волокиту в стране, а также продать часть государственной собственности для снижения национального долга.

Но было слишком поздно. На другом конце города группа из шести депутатов от его собственной консервативной партии «Народ свободы» созвала секретное совещание в покрытой позолотой гостиной отеля Hassler, выходящей окнами на Испанские ступени. Один за другим законодатели подписали письмо к премьер-министру, пригрозив потопить его правительство, если он не примет более жесткие меры.

Берлускони за свою политическую карьеру пережил немало бунтов и мятежей. Ему всегда удавалось сманивать дезертиров обратно в свои ряды. Однако этот мятеж возглавила группа депутатов, которые были рядом с Берлускони с самого начала, когда он стал заниматься политикой.

«Страдания были сильны, но я их скрывал, - сказал Антонионе. - Но сейчас я уже не в состоянии их выносить».

 

Еще по теме: Берлускони тщеславен и неэффективен как лидер

 

На прошлой неделе Берлускони отправился во французские Канны на саммит «Большой двадцатки», где высшие руководители Франции и Германии начали настаивать на том, чтобы премьер взял заем у Международного валютного фонда. Об этом рассказал знакомый с ходом переговоров чиновник из еврозоны. Министр финансов Берлускони Джулио Тремонти (Giulio Tremonti) выступал резко против любых предложений, создававших впечатление, что Италия получает помощь. Он утверждал, что финансы страны крепки и надежны. В конечном итоге Берлускони поддержал своего министра, отказавшись от предложения о помощи. Проценты по займам в Италии резко подскочили.

Во вторник депутаты сделали свой ход, отказавшись голосовать в нижней палате парламента по утверждению исполнения бюджета. Голосование с большим количеством воздержавшихся привело к тому, что правительство в 630-местном парламенте смогло набрать в свою поддержку лишь 308 голосов. Ему не хватило до большинства 8 голосов. Кажущийся изможденным Берлускони покинул парламент и направился к президенту Италии Джорджо Наполитано, чтобы обсудить с ним вопрос о своей отставке. Канцелярия Наполитано позднее заявила, что премьер уйдет в отставку после того, как парламент утвердит бюджет на 2012 год.

Премьер, по-прежнему отказывающийся признать себя выбывшим из политической борьбы, выступил по телевидению и опроверг заявления о создании правительства национального единства для вывода страны из кризиса, призвав к проведению досрочных выборов. Он также признал, что теперь уже не ему решать этот вопрос. «Но это должен решить президент республики», - сказал Берлускони.

Статья подготовлена при участии Маркуса Уокера (Marcus Walker).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.