Открытие газопровода «Северный поток» приветствовалось как важный шаг для усиления энергетической безопасности Европы, но в то же время этот шаг сделан в дни возросшей напряженности в отношениях между Европейским Союзом и Россией.

Когда во вторник канцлер Германии Ангела Меркель, российский президент Дмитрий Медведев и еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер и главы энергетических компаний торжественно открывали газопровод «Северный поток» в Любмине на балтийском побережье Германии, были исключительно улыбки и теплые рукопожатия.

Новый газопровод будет поставлять российский природный газ напрямую на европейские рынки по дну Балтийского моря, в обход транзитных стран, таких как Украина и Белоруссия. Это фактически исключает угрозу серьезных перебоев в поставках газа, которые в последние годы наблюдались дважды.

Но официальные лица в Брюсселе и в других европейских столицах не могут скрыть обеспокоенности по поводу высокой степени зависимости от российского газового гиганта. ОАО «Газпром» уже поставляет примерно четвертую часть потребляемого в Европе газа.

По мере того, как Россия усиливает присутствие в европейском энергетическом и газотранспортном секторе, недавние обыски по распоряжению Еврокомиссии в офисах поставщиков природного газа, газораспределительных компаний и компаний по хранению газа, подозреваемых в нарушении антимонопольного законодательства, вызвали в Москве подозрения, что Брюссель, возможно, точит зуб на Газпром.

Если «Северный поток» ЕС открыто поддержал, то пытаясь получить поддержку трубопроводного проекта «Южный поток», который должен связать Россию с Болгарией через Черное море, Россия сталкивается со значительными трудностями.

Переговоры с ЕС «зашли в тупик», заявил две недели назад российский министр энергетики Сергей Шматко, когда стороны не смогли договориться о том, какие правила и инструкции ЕС должны применяться по отношению к проекту.

«Атмосфера на настоящий момент очень напряженная», - заявил руководитель одного из крупнейших европейский предприятий сектора.

Газпром также испытывает давление со стороны ряда крупнейших европейских клиентов, которые пытаются заставить его снизить цены на газ по долгосрочным контрактам, который привязаны к ценам на нефть и превышают спотовые цены.

России по-прежнему не хватает ключевого по важности одобрения со стороны Турции в отношении морской части «Южного потока». А Турция, один из крупнейших покупателей российского газа, рассматривает возможность отказа от одного из своих долгосрочных контрактов с Газпромом (в октябре Турция уже отказалась от заключенного в 1986 году контракта на импорт шести миллиардов кубометров газа – прим. пер.) - такое редко происходит у российской компании. Турция сейчас импортирует газ из Ирана вместо России и стремится заполучить поставки из Средней Азии.

И Россия, и Европа, несомненно, будут представлять запуск «Северного потока» как свидетельства более тесного сотрудничества и усиления энергетической безопасности. Но правда заключается в том, что Газпром испытывает на себе давление Европы и впервые столкнулся с жесткой позицией ЕС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.