Режиссер фильма «Ходорковский» - настоящий искатель приключений. 42-летний Кирилл Туши (Cyril Tuschi), немец российского происхождения, еще подростком провел немало лет в США. Он управлял ночным клубом, работал в театре, а затем вернулся к изучению философии и кинематографа. Сначала он снимал клипы и рекламу, а в 2005 году записал в свой актив первый художественный фильм.

Le Monde: Откуда вообще взялась идея снять фильм о Ходорковском?

Кирилл Туши: Мой первый фильм отобрали для фестиваля в Ханты-Мансийске в Западной Сибири. Это очень богатый город. Нефтяной город. Там все просто роскошно. И все было бесплатно. Нам дарили кожаные сапоги на меху, часы престижных марок… Все были постоянно пьяны. Никто не ходил смотреть кино, все ходили кататься на лыжах… Там были бассейны с подогревом, киностудия с самой современной техникой, но совершенно пустая… Что-то вроде потемкинской деревни. Город, как мне тогда рассказали, принадлежал ЮКОСу. А глава компании Михаил Ходорковский находился в тюрьме. Все это сразу вызвало у меня желание сделать фильм. Сначала я хотел снять художественную картину. Но затем, вернувшись в Россию, я осознал, что мой проект был всего лишь западным вымыслом, который навеяли прочитанные книги Достоевского и любимые российские фильмы… Таким образом я сделал выбор в пользу документального жанра.

Еще по теме: Ходорковский стал колумнистом


- С какими препятствиями вам пришлось столкнуться?


- Я ничего не знал о России. Я не говорил на русском языке. У меня не было связей. Сначала я начал работать по-немецки, то есть тщательно подготовил поездку и собрал большую команду. Я на собственном горьком опыте убедился, что планировать встречу за восемь недель было напрасной затеей. Все десять намеченных встреч были отменены. Никто не хотел со мной говорить. Анна Политковская и Александр Литвиненко к тому моменту были убиты. Обстановка была далеко не идеальной, но это меня только подстегивало. Я стал параноиком. Я искал микрофоны в гостиничных номерах, пользовался программой для создания ложных IP-адресов для моего компьютера и разными бондовскими штучками, которые, как я думал, могли меня спасти. На самом деле ничего страшного со мной не случилось.   

- Сколько времени длились съемки?

- Четыре года. У меня было огромное количество материала. При монтаже я оставил лишь то, что смог трижды перепроверить. Я очень боялся, что мной могут пытаться манипулировать. Кремль в этом очень силен. Как только правда выходит на поверхность, появляется десяток новых теорий, которые немедленно ее подтачивают. Эти люди - профессионалы в дезинформации. Кроме того, я ощущал ответственность перед моим персонажем. Я не хотел, чтобы из-за фильма ему продлили срок заключения.

Еще по теме: Ходорковский на ТВ


Мой любимый смонтированный вариант картины длится три с половиной часа, но продюсер его не одобрил. Практически все, что есть в этом фильме, уже известно, хотя, конечно, лишь очень немногие свидетели соглашались открыто назвать свое имя. Тем не менее, там было два сенсационных откровения. Прежде всего, это комментарий советника Медведева по поводу слов Ходорковского о том, что Путин использует Кремль для прикрытия преступной деятельности. Он сказал: «это невежливо, но это правда». Далее это рассказ Йошки Фишера о том, как Путин во время визита в Гамбург растрезвонил всем, что украдет ЮКОС у Ходорковского. 

- Во время монтажа вы неоднократно становились жертвой кражи. Так вас пытались запугать?

- В Берлине за десять дней до открытия фестиваля у меня украли шесть компьютеров и жесткий диск. Мне пришлось переделывать калибровку и субтитры, работая день и ночь все оставшееся время. За месяц до этого, когда я монтировал фильм на Бали, мой материал также украли. Некоторые обвинили меня в том, что я все придумал, чтобы сделать себе рекламу. Другие наоборот говорили, что за всем этим стоит КГБ. Россия может сделать из вас параноика.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.