На днях я встретился с другом, который учится в аспирантуре, и мы начали говорить о кризисе еврозоны и о том, что он сулит будущему Евросоюза и его знаковым проектам демократизации и либерализации рынка (это поразительно, но мы оба пришли к выводу, что последствия будут катастрофическими). Будучи студентами-политологами, мы значительную часть своей учебы посвятили изучению протоколов о вступлении в ЕС и его законодательных актов – точно так же, как теологи корпят над Свитками Мертвого моря. Поэтому мы несколько теряемся, наблюдая за тем, как прямо у нас на глазах происходит разрушение одного из главных, общепризнанных и широко разрекламированных достижений ЕС – общеевропейской валюты.


Евро медленно и болезненно умирает, и это бесспорно. Некоторые заголовки, даже сегодняшние, были просто немыслимы еще год тому назад. «Греки снимают свои сбережения с банковских счетов по мере углубления кризиса», «Французы и немцы думают о сужении еврозоны», «Италия на пределе, усиливаются страхи по поводу раскола еврозоны». Любая из этих статей еще недавно стала бы сенсацией первой полосы (за два дня греки сняли более 3% общей суммы банковских депозитов!). Но сегодня они просто теряются на фоне постоянно усиливающихся воплей о роковом конце и фатальном исходе. В этих условиях даже самые оптимистичные обозреватели, такие как Мартин Вулф (Martin Wolf) из Financial Times, впали в состояние, близкое к слепой панике.

 

Еще по теме: Крушение евро-Титаника

 

События сегодня развиваются быстрее даже самых героических попыток не отстать от них. Сегодня, 9 ноября, когда я сижу и пишу эту статью, Греция еще не отказалась от евро, а Италия не обанкротилась. Но я не особо удивлюсь, если завтра утром все будет наоборот. Пока Меркель, Саркози и прочие еврофункционеры мечутся туда-сюда, доверие продолжает улетучиваться, а рынки облигаций продолжают свое неумолимое движение к банкротству. Все то, что обсуждается, обдумывается и делается в данный момент, даже отдаленно не соответствует масштабам возникших проблеем. Выражение «перестановка шезлонгов на «Титанике»» стало затасканным штампом, но в данном случае оно исключительно уместно. Просто невозможно лучше описать ситуацию, когда итальянской экономике с ее ВВП в 2 триллиона долларов грозит дефолт, а обсуждение вопроса о его предотвращении быстро превращается в разговор о незначительных реформах рынка рабочей силы вместо принятия решения о массовой интервенции на рынке облигаций.

Глубину падения итальянской экономики действительно трудно себе представить. Греция это маленькая и традиционно бедная страна, чье правительство сталкивается с проблемой чрезмерных расходов почти с самого момента своего появления на свет. Италия же является (или, по крайней мере, являлась) одной из крупнейших в мире экономических держав и третьей по размерам экономикой еврозоны. Наблюдение за тем, насколько плохо и бездарно ею управляют, вызывает шок даже у такого циника как я.

 

Неизменно сухое и бесстрастное агентство Reuters написало об этом весьма немногословно:

Италия сменила Грецию, заняв место в эпицентре кризиса. Она находится на грани, и ей может понадобиться экономическая помощь, которую Европа не в состоянии себе позволить…Утратив большинство в парламенте во время голосования, Берлускони подтвердил, что уйдет в отставку после реализации экономических реформ, которых требует Евросоюз, а также заявил, что Италия должна затем провести выборы, в которых он участвовать не будет. Он отверг идею о переходном правительстве и правительстве единства в любой форме, хотя за это выступает оппозиция и многие на рынке, сказав, что выборы состоятся не раньше февраля. Таким образом, возникает трехмесячный политический вакуум, в котором рынки могут создать полный беспорядок…Отражением обеспокоенности по поводу того, что долговой кризис может просочиться в сердцевину еврозоны, стала разница в процентных ставках между государственными облигациями Франции и Германии. Французские ставки выросли до рекордной отметки за всю историю существования евро, составив около 140 базисных пунктов.


Да, вы все прочитали правильно. Нет, никаких опечаток здесь нет. Посреди эпохального экономического кризиса, который в случае неправильных действий может отправить мировую экономику в такой штопор, что на его фоне финансовая турбулентность 2008-09 годов покажется легкой качкой, итальянцы заявляют, что им нужно провести выборы, и лишь после них они определятся со стратегией. Три месяца политического вакуума! Даже в самые лучшие времена три месяца без действующего правительства это слишком большой срок. А ждать три месяца в момент кризиса, который разворачивается сегодня, это все равно, что ждать возвращения мессии. Задумайтесь над тем, как стремительно Италия оказалась в центре внимания: менее трех недель назад все говорили только о Греции. Зная, насколько быстро меняется ситуация, мы можем себе представить, что через три месяца орды вестготов будут грабить Рим, а итальянскому правительству придется приватизировать руины, чтобы обеспечить выпуск следующей серии облигаций.

Если Италия действительно пойдет ко дну (а сегодня все говорит о том, что именно это и произойдет), то последствия ощутят все, поскольку наступит настоящая Великая депрессия 2.0. Уже сегодня появились сигналы о том, что кризис евро ведет к ужесточению условий банковского кредитования в США. Этот процесс, в случае его отягощения итальянским дефолтом, легко может столкнуть страну обратно в пропасть рецессии. А чтобы Россия не думала, будто у нее есть некий иммунитет от неприятных последствий европейского коллапса, я напомню моим читателям, что случилось с ценами на сырье в 2008-09 годах, после банкротства Lehman Brothers. Крах евро будет иметь намного более суровые последствия для нефтяных и газовых цен, и это быстро приведет российские финансы в состояние близкое к анархии, не говоря уже о проблемах, связанных со стремительным прекращением внешних заимствований.

 

Еще по теме: Мрачные прогнозы ОЭСР

 

Одно из немногих оснований для оптимизма (возможно, всего одно) заключается в  том, что колоссальный масштаб проблем, вызванных неприятным и беспорядочным итальянским дефолтом и спешным отказом от евро, приведет к стремлению целого ряда влиятельных и заинтересованных игроков найти решение проблемы. Германия уже испытывает исключительно мощное давление со стороны США, Китая, России и других стран, которые критикуют ее за неумелые действия по предотвращению кризиса. А когда ситуация начнет выходить из-под контроля, можно ожидать, что такое давление усилится. Это будет выглядеть не очень приятно и красиво, но возможно, что скоординированная дипломатическая кампания вынудит Ангелу Меркель и ее правительство сделать то, что необходимо для предотвращения краха евро (а именно, начать действовать и дать гарантии по долгам наиболее «расточительных» членов еврозоны, и одновременно приступить к проведению более свободной кредитно-денежной политики).

Но хотя теоретически евро спасти еще можно, уже никак нельзя сохранить представления общества о Евросоюзе как об образце эффективного технократического управления. Та репутация серьезности и компетентности, которой славился ЕС и Европейский Центробанк, а также министерства финансов многих западноевропейских стран, навсегда исчезла, будучи безрассудно уничтоженной их шаблонными и нерешительными действиями в условиях продолжающегося кризиса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.