Это тот человек, от которого зависит снабжение Европы природным газом – или, по крайней мере, удовлетворение значительной части этих потребностей. Александру Медведеву 56 лет, он является заместителем главы российского энергетического гиганта Газпрома, а с 2002 года он отвечает за заграничные сделки концерна. Не случайно в январе 2009 года журнал Time включил Александра Медведева в список 100 самых влиятельных людей мира, где он был единственным русским.

Die Welt: Для Газпрома в последнее время пришли хорошие новости. Самая последняя из них: вы приобрели энергетическое подразделение расположенной в федеральной земле Гессен компании Envacom и таким образом получили доступ на немецкий рынок конечных потребителей. Это прорыв?
Александр Медведев:
Это покупка на самом деле означает получение доступа к новым клиентам. Но в других странах, в частности в Голландии и во Франции, мы уже работаем в этом сегменте рынка. Речь идет о торговле электроэнергией. Газпром хочет добиться получения большей добавленной стоимости на протяжении всей производственной цепочки.

- Кроме того, неделю назад была открыта первая нитка балтийского трубопровода «Северный поток». Газпром теперь не зависит от транзитных стран. Таким образом газовой войны с Украиной в будущем уже не будет?
- У нас заключен первоклассный газовый договор с Украиной. Мне кажется, что нам удалось минимизировать риски возникновения газового конфликта, как это было в 2006 или в 2009 году. Кроме того, политические отношения сейчас лучше, чем раньше. Тем не менее исключить риски можно только в том случае, если поставки осуществляются без транзита.

 

Еще по теме: «Северный поток»: угроза или шанс?

 

- Вы имеете в виду политические риски?
- Энергетика всегда была связана с политикой, но не с политическим шоу. Но именно это мы в последнее время часто наблюдали у наших партнеров, и конкретно – в Европе. В свое время Европа, несмотря на американские санкции, приняла решение о покупке советского газа и за счет этого укрепила свое благосостояние. И сегодня экономический рост без энергетики невозможен. Поэтому мы очень порадовались, когда г-жа Ангела Меркель при открытии трубопровода «Северный поток», глядя на комиссара по энергетике Эттингера (Oettinger), заявила о возможных изменениях положений Третьего энергетического пакета…

- Который должен заставить таких владельцев трубопроводов как Газпром обеспечить доступ конкурентам к трубопроводной сети.

- Такого рода вещи случайно не говорят. Это позволяет надеяться на то, что барьеры, препятствующие возможному сотрудничеству, будут устранены. Сам Эттингер сказал о том, что Европе не в 2030, а уже в 2020 году будет необходимо дополнительно 200 миллиардов кубометров газа. А это означает, что, помимо запланированных, нужны будут также дополнительные трубопроводы.


Еще по теме: Газовый маневр: СМИ о том, для чего и против кого «Северный поток»

 

- Так однозначно сказать нельзя. Бывший менеджер Газпрома Михаил Корчемкин, являющийся в настоящее время директором компании East European Gas Analysis, утверждает, что с учетом «Северного потока» пропускная способность трубопроводной сети, соединяющей Россию и Европу, составляет 250 миллиардов кубометров. Тогда как договорами обеспечена поставка 160 миллиардов кубометров газа в год.
- Его расчеты могут быть основаны на ложных предпосылках. До 2030 года мы гарантировали минимальные закупки в объеме 4,5 триллиона кубометров (что соответствует ежегодным поставкам в объеме 225 миллиардов кубометров - прим. редакции газеты Die Welt). И я думаю, что принцип минимально гарантированных объемов приобретения газа сохранится.

 

ИНФОГРАФИКА: Газопровод «Северный поток»

 

- Тем не менее, существующих транспортных возможностей для этого уже достаточно. Когда вы сможете хотя бы их заполнить?
- Между 2020 и 2030 годом.

- Это означает, что ваша доля на европейском рынке останется прежней или даже увеличится?
- Доля на рынке не является самым важным параметром. Большее значение имеют объемы и экономическая эффективность.

- Я спрашиваю еще и потому, что рынок меняется в связи с приходом на него сланцевого, а также сжиженного природного газа. В проведенном консалтинговой компанией A.T. Kearny исследовании говорится о том, что рынку с 2015 года угрожает перепроизводство и резкое падение цены.

- Когда европейцы увидят, какой ущерб окружающей среде наносит добыча сланцевого газа, это направление не получит развития. Транспортировка на морских судах и возможности терминалов для сжиженного газа также имеют свои естественные границы. Мы готовы поставлять в Европу столько природного газа, сколько необходимо. Но мы хотим знать, какую роль будет играть атомная электроэнергетика и какое дополнительное количество газа из России потребуется.

 

- И, тем не менее, цены на газ, по мнению компании A.T. Kearny, могут упасть.
- Даю информацию для размышления: в 2009 году цены на газ на спотовом рынке понизились, а сегодня они уже вновь превышают 400 долларов за 1000 кубометров, и таким образом они стали почти такими же высокими, как и по долгосрочным договорам Газпрома с использованием привязки к цене на нефть. Дешевого природного газа за 200 долларов теперь нет, и дешевого газа вообще больше не будет.

- Недавно следователи в странах Евросоюза провели проверки в офисах Газпрома в Европе в  связи с обвинениями в нарушении картельного законодательства. Какие уроки вы из этого извлекли?
- Мы соблюдаем законы, и все необходимые документы были представлены. Но неприятный осадок остался.


Еще по теме: Еврокомиссия обыскивает газовые компании

 

- Означает ли это, что вы расценивает проведенные обыски как недружественные действия?
- Я очень надеюсь, что утверждения об ограничении Газпромом конкуренции в конечном итоге продемонстрируют всем свою глупость. Если кто-то вообще помогает создать конкуренцию, так это Газпром. Мы не мечтаем о непомерно высоких ценах. Нам нужна такая цена, которая позволяет привлекать инвестиции. Справедливое ценообразование, функционировавшее в Европе в течение десятилетий, теперь кто-то хочет в течение двух кризисных лет выбросить за борт.

- Вам стало лучше или хуже от того, что Европа все больше говорит одним голосом на газовом рынке?
- Пока я не вижу и не слышу такого голоса. Единственное, что я вижу, - странные шаги. Говорят, что русские хотят доминировать – но это просто смешно.

- Допустим, вам не удастся получить для запланированного трубопровода «Южный поток» - конкурента трубопровода Nabucco – исключения из правил Третьего энергетического пакета, как это было в случае с «Северным потоком». Тогда сам проект окажется под вопросом?

- Я думаю, что в конечном итоге разум победит. У нас конфликтная ситуация также с трубопроводами OPAL и NEL (соединительные трубопроводы «Северного потока»). До октября следующего года вопрос о Третьем энергетическом пакете должен быть решен - в противном случае мы не сможем выполнить свои обязательства. Российское правительство предложило исключить из Третьего энергетического пакета главные трубопроводы. Пока мы не получили никакого ответа. Но ведь это просто глупо – запрещать производителям участвовать в конкурентной борьбе.

- Всякий раз, когда у Газпрома возникают проблемы с Евросоюзом, начинаются разговоры об угрозе увеличения поставок в Азию. Но почему не удается договориться о цене с таким перспективным рынком как Китай?
- Мы ведем переговоры в течение пяти лет. И мы уже договорились о формуле цены. Нам удалось добиться прорыва. Только базисная цена, с которой мы начинаем, пока не определена. В конце ноября я намерен встретиться с китайскими коллегами. Я надеюсь, что мы будем приближаться к достижению договоренности, если не семимильными, то, по крайней мере, одномильными шагами.

 

Еще по теме: Царь Владимир в Китае: улыбки и шантаж

 

- Запасов сланцевого газа в Китае больше, чем в Соединенных Штатах. И Китай проявляет меньше церемоний в вопросах охраны окружающей среды. Китай со своим газом может играть заметную роль не только на внутреннем, но и на глобальном рынке.
- Многое зависит от производственных затрат. Я не исключаю, что Китай займет свое место среди производителей сланцевого газа. Но какое именно - это станет ясно только через три-пять лет.

- Как вы воспринимаете европейский долговой кризис?

- Мы рассчитываем на ведущие страны еврозоны и на их чувство ответственности. Российское руководство предложило помощь Европе, но на основе экономической кооперации. А также за счет совместных инвестиций, например, в электроэнергетическом секторе. Это может продвинуть Европу вперед. Но если нам будут запрещать инвестировать в производство электроэнергии или в строительство трубопроводов, то это затронет саму Европу. Поэтому я полагаюсь на высказывание г-жи Меркель о том, что Европа должна задуматься, если ее решения не понятны за пределами ее границ. Нельзя быть догматиком.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.