Если бы суды были ветвью индустрии развлечений, британская система правосудия могла бы по праву заслужить непрерывные овации за ведение дела Березовского против Абрамовича.

Неделя за неделей в этом деле раскрывались удивительные подобности жизни постсоветской олигархии, в особенности тех времен, когда люди с огромным потенциалом и сомнительными моральными принципами захватывали огромные деловые империи в условиях необузданного беззакония, царившего в России.

Еще по теме: Абрамович о крыше и Путине


Список свидетелей по этому делу выглядит как справочник имен тех, кто достиг наибольшего процветания в тот несчастливый период: недавно суд выслушал алюминиевого короля Олега Дерипаску, который давал показания в пятницу. Когда два соперничающих олигарха появились в зале суда для дачи показаний, публика шумно требовала пропустить ее на заседание.

 

В связи с этим делом в стране не только прибавилось веселья, но также значительно увеличились банковские счета некоторых ведущих адвокатов Соединенного Королевства. По слухам, искусный адвокат Романа Абрамовича Джонатан Сампшн может получить от 4 до 10 миллионов фунтов стерлингов за свои старания. Однако за всей суматохой мы забываем о сути этого тошнотворного дела. Ведь очевидно, что у Высокого суда есть гораздо более важные дела.

Это дело касается событий конца 1990-х годов, когда Борис Березовский и Роман Абрамович зарабатывали свои состояния. Березовский обвиняет Абрамовича в том, что последний обманом забрал его активы, которые по праву принадлежали Березовскому. В частности речь идет о доле в нефтяной компании «Сибнефть», которую Абрамович приобрел у российского государства за минимальную стоимость в период проведения залоговых аукционов. Березовский утверждает, что они заключили устное соглашение делить доходы, тогда как Абрамович отрицает это.

Еще по теме: Березовский назвал Абрамовича бандитом и посланником Путина

Все бы было хорошо. Только является ли британский суд подходящим местом для слушаний о событиях, касающихся российских граждан и российских активов? В особенности, если учесть, что пока неясно, состоялось бы это дело в рамках российского закона, который не признает ту разновидность партнерских отношений, на которую ссылается Березовский.

На самом деле, аргументы Березовского опираются на его утверждение, что он и Абрамович пришли к устному соглашению заключить свою сделку в рамках английского закона. Если это звучит большой натяжкой, тогда свидетельские показания Березовского на слушаниях, которые к тому же противоречат его письменным показаниям, делают все еще более хрупким.

Однако за этими юридическими деталями стоит нечто неуместное, касающееся судебных процедур, вот уже несколько месяцев связывающих Высокий суд и заставляющих его решать спор о прибылях, которые, скорее всего, были добыты нечестным путем. Вероятно, закон, разрешающий приватизацию «Сибнефти», на тот момент был правомерным, однако способы его осуществления таковыми не были.

Еще по теме: Березовский транжирил деньги Абрамовича

Представьте себе, на какие моральные уступки судья должен пойти, чтобы решить дело в пользу Березовского. Когда он попал в «Сибнефть», он извлек гигантские суммы из этой зарегистрированной на бирже компании в 1990-е годы, забрав больше денег, чем позволял ему его условный процент (в некоторые годы его «дивиденды» превышали прибыль компании, хотя его «доля» составляла всего лишь 25%).

Подобным же образом, аргумент Абрамовича – то, что он платил Березовскому огромные суммы за «крышу» или политическую протекцию – также представляет собой этическую и юридическую дилемму.

Суть в том, что подобные запрещенные приемы были всего лишь частью бизнеса на диком востоке. Адвокат Абрамовича сравнил юридическое и политическое окружение в России 1990-х годов с таковым в Англии XV века, стараясь убедить судью закрыть глаза на некоторые острые углы. Тем не менее, суду не стоит быть настолько либеральным.

Вероятно, самым серьезным аргументом в пользу того, чтобы Березовский обратился в английский суд, может быть то, что он не способен сделать это ни в какой другой стране. Будучи изгнанником из России, живущим в Великобритании, он вряд ли мог обратиться в суд в Москве. Однако его право на справедливость не может свести на нет все остальные проблемы, касающиеся этого судебного процесса.

Еще по теме: Березовский считает, что Абрамович просто хорошо умеет общаться

Лондон превратился в театральную сцену для решения множества споров между богатыми русскими, привлекая людей и дела, которые практически не имеют никакого отношения к Соединенному Королевству. Например, Дерипаска вернется в следующем году с подобным же иском против своего бывшего партнера Михаила Черного. Международный ордер на арест запрещает последнего переезжать и обязывает его давать показания посредством видеосвязи из Израиля. Подобные дела приносят прибыль театральной кассе и счастливым адвокатам. Однако английские суды не имеют ничего общего с индустрией развлечений, и их не стоит сдавать в аренду русским для решения споров в духе XV века.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.