На этой неделе Британию изрядно развлекало дело Екатерины Затуливетер, 26-летней российской гражданки с видом на жительство в Британии. Весь последний год британская контрразведка МИ5, считавшая г-жу Затуливетер агентом российских спецслужб, пыталась депортировать ее обратно в Россию. Г-жа Затуливетер возражала, утверждая, что никак не связана ни с одной из разведывательных служб Москвы – ни с ФСБ, ни с СВР, ни с ГРУ. На этой неделе Специальная комиссия по иммиграционным апелляциям, рассматривающая дела о депортации, вынесла решение в ее пользу.

Проблема МИ5 с этим делом заключалась в том, что секретная служба так и не смогла привести надежные доказательства причастности г-жи Затуливетер к шпионажу. Аргументы контрразведки были основаны на интуиции. В 2006 году у россиянки был роман с депутатом Палаты общин, входившим в комитет по обороне. В 2009 году – с высокопоставленным сотрудником НАТО, занимавшимся отношениями с Россией. Она училась в Санкт-петербургском государственном университете, в котором, по мнению МИ5, отмечается «значительное присутствие» ФСБ и СВР. Однако в итоге Специальная комиссия не признала г-жу Затуливетер шпионкой, заключив, что она – просто «амбициозная молодая женщина, интересующаяся политикой».


Еще по теме: Дело о российском шпионаже демонстрирует опасения МИ5

 

Комиссия приняла решение, и этим все сказано. Ее вердикт чрезвычайно неудобен для МИ5, потратившей на этой дело значительные ресурсы. Однако, как бы то ни было, из этого дела следует вынести определенные уроки.

Во-первых, членам британского парламента следует тщательнее выбирать стажеров. Сейчас, парламентариям, похоже, практически ничто не мешает нанимать помощниками людей из стран, с которыми Британия находится в сложных дипломатических отношениях. Должны существовать определенные ограничения. В конце концов, трудно поверить в то, что в российской Думе работает много молодых британцев.

 

Во-вторых, трудно понять, почему британскому министерству внутренних дел так сложно депортировать иностранцев, которых МИ5 считает причастными к шпионажу. Председатель Специальной комиссии судья Митинг пожалел г-жу Затуливетер. Но при этом он назвал «крайне маловероятным, что в любой другой стране вопрос о том, нужно ли депортировать кого-то за шпионаж, решался бы в судебном формате... Невозможно себе представить, что так поведет себя тот же Париж».

Наконец, не ненужно забывать о российском шпионаже. Дело Затуливетер закрыто. Но нам не следует питать иллюзии относительно ФСБ. Это крайне эффективная и обладающая широкими возможностями организация, которая действует весьма изощренными методами. Она способна причинить серьезный ущерб нашей национальной безопасности, если ей дать такой шанс.