Когда тысячи россиян на этой неделе вышли в сквер в центре Москвы, чтобы выразить протест против спорных выборов, выигранных «Единой Россией» - партией Владимира Путина, Алексей Ковалев ощутил нечто знакомое. «Я почувствовал то же оживление, что и в 1991 году, когда мои родители со мной вместе вышли на улицы. Я посмотрел новости, почитал “Твиттер” и позвонил моим лондонским друзьям, - заявил 30-летний мужчина, живущий в Лондоне. – Мы были в ярости и чувствовали себя беспомощными. Мы подумывали о том, что стоит сесть на самолет и отправиться в Москву».

Вместо этого Ковалев и еще один уроженец Москвы – Константин Пинаев – решили организовать акцию протеста в центре Лондона – городе, в котором они оба живут уже несколько лет. Митинг пройдет в Вестминстере на Old Palace Yard одновременно с московскими протестами, на которые должны придти десятки тысяч человек. Организаторы ожидали, что придет человек 20, однако к вечеру пятницы о своей готовности участвовать заявили более 600 человек. Когда Путин ужесточил контроль над Россией, началось удушение независимых СМИ, расцвела коррупция, из органов власти были вытеснены представители либеральных сил. В результате российская образованная городская элита хлынула из страны в поисках благоприятных перспектив в других местах.

В основном именно эти люди сейчас организуют по всему миру демонстрации в поддержку зарождающегося российского протестного движения, представляющего то же самое поколение, к которому они принадлежат. Демонстрации такого рода должны пройти в Нью-Йорке, Бостоне, Берлине и еще примерно в дюжине других городов.

«В девяностых говорили о “колбасной эмиграции”, - рассказывает эмигрировавшая два года назад в Лондон из сибирского города Новосибирска Кристина Уросова. – У тех, кто сейчас уезжает, сколько угодно колбасы – мы экономически успешные люди, нам хорошо платили, у нас были квартиры, хорошая работа и хорошие друзья».

Однако, по словам 28-летней Уросовой, у нее не было чувства безопасности – она боялась полиции, устала сталкиваться с вымогательством взяток и не хотела создавать заводить ребенка в системе, которая, как она выразилась, «коррумпирована сверху донизу». Правительство в России, на ее взгляд, больше не представляло ее интересы.

«Вначале Путин многое сделал, но в последние пять или шесть лет мы видим, что власти не заботит ничего, кроме их собственного обогащения», - утверждает она.

Так думает не только Уросова. По данным Федеральной статистической службы, после 13 лет спада эмиграция из России в прошлом году немного увеличилась. Зарегистрирован отъезд из страны 33578 человек. По данным Федеральной миграционной службы, каждый год уезжают более 300 тысяч россиян, и примерно 40 тысяч из них пытаются найти за границей место для постоянного проживания. По мнению независимых экспертов, реальные цифры еще выше.

Эмиграция стала особенно популярной темой для разговоров после 24 сентября этого года – дня, когда Путин заявил, что он будет в следующем марте снова баллотироваться в президенты после четырех лет на посту премьер-министра. Начало появляться множество сайтов, помогающих людям в вопросах эмиграции. Один из наиболее популярных подобных сайтов называется «Пора валить».

Антон Носик, известный интернет-предприниматель, проведший серию семинаров о том, как эмигрировать, считает это естественным результатом, порожденным политической системой. «Ты не пишешь в Конгресс, чтобы что-то исправить – у тебя нет права голоса, - говорит Носик, на некоторое время эмигрировавший в Израиль после распада Советского Союза. – Это логическое следствие существующей политической модели, при которой люди не имеют значения».

По словам Уросовой и других будущих участников субботнего митинга в Лондоне, они продолжают надеяться на то, что все изменится. «Когда я уезжала, я думала, что это навсегда, потому что не верила, что Россия может измениться», - говорит Уросова, бывшая в России менеджером интернет-проекта, а сейчас готовящаяся получить ученую степень по компьютерным технологиям. Ее муж, с которым она эмигрировала, работает разработчиком программного обеспечения в инвестиционном банке. Они ожидают первого ребенка. «Жить в стране с чужим языком, с чужой культурой далеко не идеально, - считает она. – Мы хотели бы растить нашего ребенка в нашей собственной стране. Если Россия изменится, я вернусь первым же самолетом».