Белград - Отозвав сейчас оба иска одновременно, мы бы опасно приблизились к приравниванию роли в войне тогдашней Сербии, то бишь Союзной Республики Югославии, и Хорватии, а это абсолютно неприемлемо, заявил в эксклюзивном интервью Danas бывший Президент Хорватии Степан Месич, отвечая на вопрос, какова вероятность того, что Хорватия и Сербия снимут друг с друга обвинения в геноциде в Международном суде в Гааге.

Он добавил, что по его мнению следует воздержаться от поспешных решений в этом вопросе, и что «нужно было быть мудрее и политически дальновиднее, когда готовилась подача иска».

Читайте еще: Сербы - не враги

- В то время я был за то, чтобы рассмотреть все варианты для достижения желаемого результата избежав подачи иска и, конечно, предотвратить встречный иск Сербии, который был неизбежен. К сожалению, тогдашнее правительство не прислушалось к такой точке зрения, сказал Месич Danas.

Danas: Какие, на ваш взгляд, условия должны быть выполнены для того, чтобы иски были отозваны?
Степан Месич
: Как я уже сказал, у меня есть значительные опасения по поводу такого решения в нынешних обстоятельствах. Но в остальном, я считаю, что прежде всего ни на минуту нельзя упускать из виду то, что произошло на самом деле, не забывать, кто на кого напал, не забывать, что для Милошевича была не приемлема ни федерации, ни конфедерация, что его политикой было изменение границ при помощи войны и, самое главное, что эта политика не гнушалась военных преступлений и геноцида. Затем, мы должны путем межгосударственных переговоров определить способы урегулирования вопросов, которые содержит иск. Например выяснение судьбы лиц, пропавших без вести, не забывая при этом, что таковые есть и с сербской стороны, а также вопрос военных репараций. Но в данных обстоятельствах, когда оба иска уже в суде, я действительно думаю, что было бы разумнее всего позволить вещам идти своим чередом. Пусть суд решает и тогда ни нам, ни сербской стороне не останется ничего, кроме как согласиться. Любой другой сценарий, я повторюсь, в нынешней ситуации неизбежно вызвал бы недовольство другой стороны.



- Как вы прокомментируете объявления с хорватской и с сербской стороны о том, что вполне вероятен отказ от обвинений?
- Я не хочу комментировать действия и объявления нынешних властей, будь то Хорватии или Сербии. Я сказал вам какова моя точка зрения и на чем она основана.

- Может ли отказ от обвинений снять напряженность в регионе? С другой стороны, существует ли страх перед реакцией национал-экстремистов с обеих сторон?

- Напряженность в регионе сегодня уже значительно меньше. На протяжении десяти лет я работал над этим и, конечно, имел партнеров по такой политике с другой стороны. Но определенные круги ради политических рейтингов то и дело вновь поднимают напряжение. С этим надо бороться. И еще с кое-чем: с забвением и умалчиванием того, что произошло. Целое десятилетие я упорно повторял, что главным условием для стабилизации региона и нормализации ситуации в нем является осознание правды о прошлом. Это то, что нам нужно, и здесь, как мне кажется, предстоит много работы, особенно с сербской стороны, потому что Сербия не испытала катарсиса, который пережила Хорватия в 2000 и в последующие годы. Что касается национал-экстремистов, я отдаю себе отчет, что такие есть с обеих сторон, и думаю, что из-за них тоже было бы лучше, чтобы разбирательства в суде шли своим чередом.

Еще по теме: Запад унижает сербов

- Истекает срок, когда можно подписать мировое соглашение, и многие юристы считают, что вопрос следует решить до того как это случится. Также, поскольку Международный Суд в значительной мере опирается на факты, установленные в Гаагском трибунале, который никого еще не осудил за геноцид, многие считают, что обе жалобы бессмысленны. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Если уж мы добрались до точки, где мы сейчас, пускай суд решает. Предположения о том, на чем он будет основывать свое решение, ничего не дадут. Мы хорошо знаем что происходило во время войн в бывшей Югославии, и независимо от того, какие приговоры выносил Гаагский суд и на какие факты опирался, думаю, никто не будет отрицать, приведу самый яркий пример, что в Сребренице был геноцид.

- Что является лучшим решением для обеих сторон в этом процессе?
- Лучшим решением будет продолжать нормализировать отношения, устанавливать взаимное доверие и понимание, и все это, я подчеркиваю, при осознании правды о прошлом, истины как о нас, так и о другой стороне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.