Будапешт. – Радиостанция Klubrádíó располагается в небольшом одноэтажном здании. У них всего лишь две студии, несколько кабинетов, буфет и приемная.

Маленькая радиостанция, на логотипе которой – зебра, конечно, стала в Венгрии крупным игроком. Символом споров вокруг нового закона о СМИ, принятого правительством премьера Виктора Орбана (Viktor Orbán).

Радиостанцию Klubrádíо, которая главным образом специализируется на политической публицистике и относится критически к премьеру, могут лишить лицензии и закрыть. В рамках изменений в сфере СМИ, за которые правительство партии «Фидеш» критикует и Европейский Союз.

Главный редактор Ференц Вишек (Ferenc Vicsek) сидит в своем рабочем кабинете за чашкой чая и говорит, что не думал, что через столько лет после падения коммунизма в Венгрии снова появятся проблемы со свободой слова.

«Партия «Фидеш» создала совет по СМИ, в котором представлены только их люди. Никто больше. А они решили нас уничтожить. У нас полмиллиона постоянных слушателей (в стране с населением 10 миллионов – прим. ред.), но в тендере на нашу частоту выиграла неизвестная группа неизвестных людей с планом создать радиостанцию о туристических достопримечательностях и зданиях, являющихся памятниками Венгрии», - говорит главный редактор.

Спор с властями маленькой радиостанции помог стать популярнее, но это, конечно, необязательно ее спасет. «Не знаю, перестанем ли мы в итоге работать. Увидим. В любом случае сейчас неопределенность уничтожает нас финансово, у нас проблемы с рекламодателями», - рассказывает он.

В Чешской Республике мы часто жалуемся на то, что правительство, состоящее из трех политических партий, никогда не может быть стабильным и что коалиционные соглашения всегда будут затруднять работу кабинета.

В Венгрии все наоборот. «Союз молодых демократов», или «Фидеш», на выборах в 2010 году получил 52% голосов. Для демократической Европы последних лет это что-то невиданное.

По избирательной системе Венгрии «Фидеш» в общей сложности получил 68% кресел в парламенте, то есть у него есть конституционное большинство.

В своем первом выступлении после выборов Орбан говорил о новой революции и сравнивал нынешнее время с 1848 годом, когда венгры восстали в борьбе за свободу и независимость.

За два года кабинет Орбана сильно изменил Венгрию. Речь идет не только о СМИ. Европейская комиссия также критикует попытку ограничить независимость центрального банка и правосудия, а также обязательный перевод сбережений многих венгров из частных пенсионных фондов в государственный.

Орбан ранее заявлял, что независимость центрального банка – «европейская мода», а под словами «Брюсель не Москва» подразумевал, что его правительство не позволит слишком многое себе диктовать.

Продавец магазина на крытом рынке Tamás Miklós в Будапеште говорит, что он частично понимает премьера. «Я его не очень люблю, он там уже очень долго (Орбан в политике и в руководстве «Союза молодых демократов» с момента его основания в конце 80-х годов – прим. ред.). Но мне не нравится, что Европейский Союз на нас давит. Должен быть какой-то диалог или договор, нельзя говорить, что, если вы не сделаете то и то, вы будете наказаны», - говорит торговец.

Экономическая ситуация в Венгрии ухудшается. Валюта в середине января упала до 324 форинтов за евро, а рост на следующий год, согласно более оптимистичным прогнозам, может составить всего 0,5%.

Правительство сначала отказывалось просить помощи у Международного валютного фонда и Европейского Союза, но в конце года оно изменило свою точку зрения и теперь просит помощи. Сам Орбан в Европейском парламенте пообещал изменить некоторые законы, критикуемые Европейской комиссией.

Чех Давид Прокоп (David Prokop) живет и работает в Будапеште уже почти девять лет. Сейчас он работает на компьютерную фирму. По его мнению, у многих венгров есть страх перед будущим, потому что в последние годы уровень жизни резко падает. Но венгры боятся и настоящего.

Как говорит Прокоп, люди, работающие в государственном секторе, предпочитают не высказывать критические замечания. Им грозят бескомпромиссные увольнения.

«Орбан, несмотря на то, что он обещал, повышает налоги. НДС сейчас 27%. Например, в деревне многие действительно живут чем бог пошлет, а те, кто раньше относился к среднему классу, теперь едва сводят концы с концами. И многие населенные пункты и города покрупнее безнадежно погрязли в долгах и стоят на пороге краха, возможно, среди них и Будапешт», - говорит Прокоп.

«Премьер утверждает, что он все делает согласно законам. Только согласно законам, которые он сам сделал. Так постепенно создается его культ. Депутаты и другие люди из партии его уже боятся, они не могут отважиться и возразить ему или выступить с собственными инициативами», - говорит главный редактор Klubrádíо Ференц Вишек.

Однако, по словам Прокопа, нельзя сказать, что в Венгрии есть какие-то сильные антиевропейские настроения или что в проблемах люди обвиняют Европейский Союз. «Так называемое основное ядро «Фидеш» и крайние правые это видят так, но большинство венгров, я думаю, нет», - говорит он.

Впрочем, сразу на выходе из ворот железнодорожного вокзала Keleti в Будапеште нельзя не заметить огромную вывеску, сообщающую, что ремонт здесь проходит при финансовой помощи Европейского Союза. И на здании парламента все еще висят рядом флаги Венгрии и Европейского Союза.

Депутаты и сторонники крайне правой и националистической партии «Йоббик» (Jobbik, «Движение за лучшую Венгрию») на митинге на прошлой неделе сожгли флаг ЕС и требовали выхода Венгрии из ЕС.

Согласно последним исследованием, рекордное количество венгров, 57%, не знают, за кого им голосовать. Большинство же тех, кто уже определился, по-прежнему выбирают «Фидеш», хоть эта партия и теряет своих избирателей.

«У «Фидеш» избирателей забирает крайне правая «Йоббик». Думаю, эта партия будет еще сильнее, потому что социальная ситуация просто так лучше не станет и теперь крайне правые будут показывать на Орбана, как на слабака, который уступает ЕС», - предполагает Прокоп.

Пока революция Орбана продолжается, но, конечно, как известно из истории, революционеры 1848 года кончили плохо. Австрийская армия их расстреляла, лидеры в итоге оказались в эмиграции или на эшафоте.

Другую революцию 1956 года, против сталинского режима, задушили советские танки. О ней напоминает памятник на площади Кошута перед зданием парламента – символическая могила жертв военного вмешательства и вечный огонь.

Столь трагический конец премьеру Венгрии, конечно, не грозит, но следующие выборы в 2014 году станут, прежде всего, референдумом относительно его кандидатуры и его стиля правления.