Недавно статья «Армянский геноцид и газовая война» стала объектом вежливой критики со стороны Итальянской инициативы по Нагорному Карабаху, которая в письме в редакцию оспорила некоторые положения, касающиеся региона, являющегося предметом территориального спора между Арменией и Азербайджаном.

Среди различных пунктов, оспариваемых в письме, отметим следующие: обсуждение размеров территории — 11 458 квадратных километров против 4 500, как было указано  в статье; право на рождение этого автономного государства «в соответствии с законодательством СССР и последующими юридическими актами Московского Конституционного суда»; вина за отсутствие признания «маленькой независимой демократической реальности Нагорный Карабах» возлагается на «нефтяные интересы Запада».

Еще по теме: Баку возлюбил Карабах


Оставляю без внимания возражение географического характера (поверхность в 4 500 квадратных километров подтверждается авторитетными информационными сайтами, среди которых ВВС, откуда автор статьи взял данные), но остановлюсь на серии глубинных проблем, которые ведут к трем серьезным размышлениям культурного, исторического и геополитического характера.

Первое касается того, что итальянские СМИ и система образования за редким исключением уделяют мало внимания постсоветскому пространству, в чем автор статьи согласен с авторами письма. В прекрасной стране весьма много говорится об Африке, Южной Америке, но мало или почти ничего о Восточной Европе и ближних бывших советских восточных территориях. Когда же о них заговаривают, очень часто делают поверхностные выводы, мотивированные точкой зрения России на проблему.



То, что Италия рассказывает о настоящем и будущем других европейских стран, многие из которых являются членами ЕС, через призму Москвы - это вопрос культурного порядка, столь же устоявшийся, сколь и неприемлемый. Последствием этого является скудная информация о различных территориях бывшего Советского Союза, среди которых и Нагорный Карабах.

Между тем, Итальянская инициатива по Нагорному Карабаху заслуживает всяческого одобрения, работа ведется менее года для того, чтобы и в Италии узнали об этой территориальной реальности, по поводу которой, несмотря на культурно-исторические трудности, лучше всего придерживаться сбалансированной точки зрения.

Именно исторической подоплеки касается второй пункт: конфликт в Нагорном Карабахе проявляется в этнических трениях, обычных для территорий постсоветского пространства, что Москва использует еще с царских времен, чтобы поддерживать свою имперскую гегемонию в регионе. Например, кроме Нагорного Карабаха подобная политика  ведется и в Крыму, только в более широких масштабах.

Этот полуостров на Черном море в античные времена был аванпостом скифов, потом он был завоеван готами, гуннами и монголо-татарами Золотой Орды. В 1400 году там распространилось турецкое влияние, а спустя два столетия полуостров стал объектом раздора между Польско-Литовским государством, Турцией и Российской империей.

Читайте также: Кто приблизил вторую карабахскую войну?


После ослабления первой многонациональное Крымское ханство стало предметом территориального спора между турками и русскими, последние в 1783 году включили его в состав Российской царской империи. Последний оплот Белой армии во время большевистской революции Крым в 1921 году вошел в состав Российской Советской Социалистической Республики. Очень скоро его накрыли первые две волны голодомора.

Этот искусственно вызванный голод в 1921-22 и 1932-33 годах в ходе  сталинской насильственной коллективизации земли, был организован властями Москвы, чтобы уничтожить украинский народ, который считался опасным и враждебным коммунистической политике. После уничтожения здесь украинцев Сталин в 1944 году, убежденный в сотрудничестве татар с нацистами, депортировал все мусульманское население полуострова в Сибирь.

Полностью русифицированный с этнической, культурной и лингвистической точек зрения, в 1954 году Крым был передан Украинской Советской Социалистической Республике. Из России туда переехали многие семьи. Киев, ставший независимым от Москвы в 1991 году, столкнулся не только с присутствием русского с этнической точки зрения населения, но и с военным присутствием русских: нахождение российского флота на военной базе в Севастополе на Черном море — это вопрос, открытый вплоть до 2042 года.

Россия играет на том, что поддерживает сепаратистские тенденции русских в Крыму с целью  дестабилизировать Украину и воспрепятствовать ее законным устремлениям к членству  в  Евроатлантическом союзе особенно после оранжевой революции 2004 года.

Этот долгий экскурс в крымский вопрос был приведен в качестве примера того, что деликатные вопросы этнического характера на территории бывшего Советского Союза  нельзя анализировать без более глубокого исследования истории каждого рассматриваемого региона.

Так же как крымский вопрос не исчерпывается только отношениями между русскими и татарами, но связан с советской этнической политикой по отношению к украинцам, а в современную эпоху с силовыми отношениями между Россией и независимой Украиной, так же и вопрос Нагорного Карабаха не ограничивается только конфликтом между «хорошими» и «плохими», азербайджанцами или армянами.


Еще по теме: Региональное значение карабахского фактора


Откуда исходит наибольшая опасность для Европейского Союза


Нужно подчеркнуть постоянную историческую тенденцию, которая в первую очередь должна встревожить европейцев: на постсоветском пространстве имперские амбиции России никогда не прекращались, а в 2012 году они еще более усиливаются.

Сегодня в полностью изменившемся  мире по сравнению с тем, каким он был  десятилетие тому назад, Москва хочет стать супердержавой, равной Китаю, Индии и Бразилии: все это, разумеется, в ущерб Европейскому союзу, которому политически предназначен удел провинции на планете.

В последние месяцы по замыслу будущего российского президента Владимира Путина Кремль сплотил вокруг себя некоторые постсоветские республики в Евроазиатский союз, что является проектом политической и экономической интеграции Москвы по образу и подобию Европейского Союза. Цель — потеснить Брюссель в плане международной конкуренции.

В условиях, когда в Европе бушует кризис евро, Соединенные Штаты устранились от роли защитника западных ценностей в мире, которую они до сих пор играли, когда снабжение газом Европы остается в основном в руках  Москвы, следует признать, что основная угроза безопасности и международному престижу Старого Света все еще исходит с востока.

Именно поэтому для нашего будущего и будущего новых поколений европейцев нужно не только опасаться мусульманского мира и укрепления геополитической позиции Турции, но следует рассматривать весь мир в целом, сопоставляя глобальные перспективы с размышлениями исторического, культурного и энергетического характера.