Участники встречи в Брюсселе вчера вечером стремились достигнуть трех целей: укрепления дисциплины в странах ЕС в области государственных бюджетов с введением нового «налогового договора» в зоне евро; проведения политики ЕС, направленной на экономический рост, который бы шел бок о бок с бюджетной дисциплиной и сдерживал краткосрочный депрессивный эффект; создания постоянного фонда помощи странам, который позволил бы осуществлять среднесрочное финансирование государств, попавших в затруднительное положение, позволяя им выиграть время для приведения в равновесие бюджета при постепенном, без губительной спешки проведении структурных реформ.

На всех трех фронтах удалось достичь частичного успеха. Налоговое соглашение входит в текст договора, который будет подписан и странами, не входящими в зону евро, за исключением Великобритании и Чехии. Оно в какой-то не совсем ясной манере налагается на законодательство в области макроэкономических сбоев, которое ЕС только что одобрил после длительной и трудной работы над ним. Есть риск, что это создаст трудности, притом что соглашение не добавляет почти ничего нового, кроме как в области принуждения стран к  введению некоторых норм налоговой дисциплины в собственное законодательство, по возможности, на конституционном уровне.

Читайте также: Европейские лидеры принимают договор о сокращении долгов

Вмешательство Италии стало определяющим, оно позволило избежать введения статей соглашения, сформулированных с излишней жесткостью, что могло бы привести к обратному эффекту. Это соглашение, прежде всего, является формальным. Ангела Меркель хочет представить его своим избирателям, чтобы оправдать внимание и помощь странам, попавшим в наиболее  затруднительное положение, в целях поддержания европейской финансовой стабильности.



Проведение политики в поддержку экономического роста и занятости остается декларацией намерений (Швеция в этом отказалась участвовать). Наиболее конкретным воплощением этой политики пока является  мобилизация нерастраченных европейских структурных фондов. И в этом вопросе Италия и лично Марио Монти внесли свой вклад, чтобы эта тема не была забыта. Будем надеяться, что  в скором будущем будут проведены конкретные меры для достижения экономического роста и успеха единого рынка.

Что касается фонда помощи странам, попавшим в затруднительное положение, пока неясно, каких размеров он достигнет и насколько гибко  и оперативно сможет действовать. Его задача фундаментальна, особенно в облегчении функции Европейского центрального банка, который до сих пор был вынужден помогать странам, находящимся  в кризисной ситуации, путем прямого и непрямого приобретения ценных бумаг, выпущенных в обеспечение их государственного долга, через банки, которые ЕЦБ финансирует, превышая при этом сроки, которыми такое вмешательство должно было бы ограничиваться.

Сейчас нужно усовершенствовать и довести до конца договоренности до начала следующей встречи в марте.

Но есть и другие рычаги, которые нужно задействовать, чтобы добиться длительной финансовой стабильности в Европе. Прежде всего, все страны должны проявить национальную волю, внутреннюю и независимую от требований ЕС, от диктата «иностранного вмешательства», к восстановлению равновесия и провести важные структурные реформы. С этой точки зрения Италия стоит на более надежном пути по сравнению с Францией и Испанией: было бы невыгодным для нас геройством стараться спасти Европу нашими усилиями, а потом быть опрокинутыми из-за отсутствия подобных усилий со стороны других стран.

Еще по теме: Дерипаска предупреждает о будущем Европы

Во-вторых, механизмы кредитования фонда спасения должны быть уточнены, кредиты должны выдаваться с максимальным техническим эффектом без политического вмешательства и проволочек. Должен быть недвусмысленно утвержден «принцип солидарности», без которого взаимозависимая Европа не сможет устоять. Кроме того, регламентация и контроль за банками и другими посредниками и финансовыми рынками требуют новых мер, так как были двусмысленные проявления, не был преодолен национализм, когда отдельные страны пытаются защитить или скрыть беды своих посредников. Все еще неадекватен контроль ЕЦБ. Наконец, нужно ввести адекватные и одинаковые  процедуры во всем Европейском союзе при банкротстве несостоятельных банков и при дефолте, то есть процедуру реструктуризации государственного долга, чтобы избежать травм.

Нет смысла отвергать дефолт, когда именно его возможность заложена в дисциплину рынка. Нет смысла и скрывать давление, атаку на ценные бумаги наиболее задолжавших стран, после чего многие из них были вынуждены ввести корректирующие меры и даже сменить правительства. В некотором смысле рыночная дисциплина со всеми ее чрезмерными спекуляциями, непостоянством и ошибками перспективы была единственным мотором регулировки, который действовал в этой кризисной ситуации. Но эта дисциплина предполагает возможность дефолта. Необходимо, чтобы, по крайней мере, в случае с Грецией организованный и регламентированный дефолт произошел как можно скоре, чтобы часть его тяжести разделили неосторожные кредиторы из Афин. Мы не должны бояться, что это приведет к дефолту в Италии. У нас есть  доказательства, что наша экономика находится в неплохом состоянии, а главное - мы умеем исправлять наши слабые места с политической определенностью и техническими способностями.

Еще по теме: Премьер-министр Италии против борьбы с кризисом в одиночку

В целом, нет оснований думать, что Европа не справится с трудностями, но вчерашняя встреча все-таки не устранила впечатления о беспорядке в управлении экономикой и европейскими финансами. Совет в марте сможет провести улучшения.