Старый континент на Всемирном экономическом форуме в Давосе является всего лишь предметом насмешек. Европейцы вполне могут заработать комплекс неполноценности, но, к счастью, существует Германия.

А теперь еще Кальдерон. Фелипе Кальдерон (Felipe Calderon) в ходе работы Всемирного экономического форума в Давосе сидит на подиуме и выдвигает требования. Европейцы должны, если можно, оторвать свои зады и построить защищающую евро стену для того, чтобы «избежать паники». И, если можно, сделать это надо быстро.

И это говорит именно он. Напомним: Кальдерон является президентом Мексики, то есть страны, которая, несмотря на массивное использование полиции и армии, уже в течение многих лет не может покончить с наркомафией. Тысячи людей ежегодно погибают в этой войне, при этом силы безопасности постоянно нарушают права человека, а целые регионы находятся в состоянии «failed states» (англ.: недееспособных государств – прим. перев.). И именно президент этой страны требует от нас, европейцев, чтобы мы приподняли свои задницы. Что-нибудь еще?

Читайте также: Европейские лидеры принимают договор о сокращении долгов

Особенно злиться на этого человека не стоит. В течение столетий Европа задавала тон в мире, покоряла другие страны, эксплуатировала их. Понятно, что некоторые не способны удержать себя от ответной реакции. Кроме того, Кальдерон находится сейчас среди лучшего общества.

Евро-европейцам следует прежде всего обладать очень стабильной психикой, раз уже было принято решение направиться на этот экономический форум. Дело в том, что Европа стала проблемным медведем в мире, все теперь о нас говорят, все на нас показывают пальцем.

«В Азии скоро будет бум, - отмечает, к примеру, премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун, говоря об экономике тихоокеанского региона, - но будут отмечаться взлеты и падения, что вызвано положением дел в Европе».



Британский премьер Дэвид Кэмерон рисует в своем выступлении в Давосе кошмарную картину континента: депрессивный, неспособный к экономическому росту, неспособный к инновациям. Напомним: британцы – хотят они того или нет – также относятся к Европе, а их способность к инновациям явно находится где-то на уровне Северной Кореи.

Американская экономика в этом году вырастет на два-три процента, утверждает министр финансов Соединенных Штатов Тимоти Гайтнер,: «Пока мы не увидим большего прогресса в еврозоне, а также не будем ощущать так много рисков в связи с Ираном». Мы, оказывается, сидим в одной лодке с муллами, и нас считают фактором риска в мире – просто великолепно!

И дальше все происходит в том же духе. На одной из многочисленных дискуссий, посвященных кризису евро, демонстрируется короткометражный фильм: уличные бои, свергнутый глава правительства, огромные государственные долги, и все это в быстром монтаже. Напоминает один из фильмов о конце света режиссера Роланда Эммериха.

Даже российский глава заявочного комитета из Екатеринбурга, добивающийся проведения в этом городе Экспо 2020, упоминает в своей речи на одном из приемов «европейский долговой кризис». Ювелир в магазине, недалеко от улицы Променад в Давосе, предлагает особую скидку тем покупателям, кто рассчитывается в евро. Не хватает только того, чтобы они у канатных подъемников пустили по кругу коробочки для сбора средств в пользу нас - евро-европейцев.

Нет, в Давосе явно что-то не так. Городские автобусы украшены рекламой из Южной Африки и Бразилии. Индия размещает на все высоту фасадов домов рекламу планшетника всего за 35 долларов. Такие концерны этого субконтинента как Tata и Mahindra забрасывают участников форума приглашениями на приемы, ужины и вечеринки. Российский Сбербанк заклеил всю эту горную деревню гигантскими плакатами, на которых написано: «В этой стране идеи имеют перспективы - Россия». И везде лежат какие-то материалы, повсюду бегают лоббисты, рассказывающие о расположенном недалеко от Москвы парке высоких технологий Сколково. Это престижный проект президента Дмитрия Медведева, который должен стать своего рода российской Кремниевой долиной.

Читайте также: "Сколково" выводит Россию на новый уровень

В мире совершаются прорывы, а о Европе вообще ничего не слышно. Проблемный медведь скрывается. Для того, чтобы усугубить депрессию в Европе, считает Глава телекоммуникационного концерна Alcatel-Lucent Бен Вервайен (Ben Verwaayen). «Мы находимся в переходной фазе. Происходит изменение соотношения сил между Западом и Востоком в пользу последнего», - подчеркивает он.

Если ты евро-европеец, то особых оснований для радости у тебя нет. Мировой пария – это не тот титул, с который можно было бы легко жить. Остается только спасаться бегством и возвращаться к нашему существованию в качестве немцев. Так как мы, немцы, получаем выгоду от нынешнего кризиса.



Немцы редко играли в Давосе сколько-нибудь заметную роль. Ученые из Федеративной Республики почти не появлялись на подиумах экономического форума, наши политики особым спросом не пользовались, а наших глав концернов с международным опытом не так много. Но в этом году все иначе.

Мы, немцы, являемся постоянной темой. Все только и говорят о нас и о нашей роли спасителя евро. Когда выступают Ангела Меркель или Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schaeuble), весь мир внимательно следит за тем, что они говорят. Если наш министр финансов заявляет, что он не верит в банкротство Греции, то зарубежные корреспонденты сразу же бегут передавать его слова как срочную новость. Когда Ангела Меркель отклоняет предложение об увеличении фонда спасения евро, то эта новость сразу же попадает в заголовки средств массовой информации всего мира. Когда речь идет о Германии, то даже инвестиционная легенда Джордж Сорос приходит в состояние крайнего возбуждения. Немцы выступали в качестве строгого начальника по отношению к странам-должникам и загнали еврозону в дефляцию. Международные банкиры, напротив, прикрывая рот рукой, нахваливают жесткую позицию федерального канцлера, которая говорит о том, что средства спасения следует предоставлять только в том случае, если страны-должники выполняют свои домашние задания. А немецких журналистов иностранные коллеги постоянно спрашивают о том, почему федеральный канцлер ведет себя именно так, а не иначе.

Еще по теме: Немецкий бизнес намерен добиваться создания зоны свободной торговли с РФ

Как евро-европейцы мы никому не нужны, но как немцы мы просто нарасхват – в этом проявляется шизофрения той ситуации, в которой оказались мы, немцы-европейцы.

Первую помощь в этой ситуации нам предоставляет человек, который у нас на родине считается, скорее, ворчуном. «После того как кризис евро будет преодолен, мы увидим долговые проблемы в других частях мира, - говорит Вольфганг Шойбле. – И они, кстати, будут более масштабными, чем в еврозоне».

И поэтому с нашим европейским миром теперь снова все в порядке. Просто потому, что Шойбле прав.