Это была сцена, будто взятая из какого-то фильма Яна Гржебейка (Jan Hřebejk). Я со злостью вырвал из учебника страницу со стихотворением о том, «какой отличный парень товарищ Ленин».

Мой сын Мартин боялся, что из-за вырванной страницы ему выскажет пан учитель. Он ничего ему не сказал, потому что я сам пошел в школу к этому учителю. Шел 1993 год, и в книжках в некоторых школах все еще появлялась невероятная грязь большевистского времени. «Ведь его это не убьет, стишок никому не навредит, даже о Ленине. У нас пока не все учебники новые», - утверждал пан учитель. Тогда я сказал себе, что чешская система образования никогда не изменится к лучшему, если в детей и через несколько лет после революции  вдалбливают ерунду, и учителям это явно не мешает.

Сюжет для фильмы. Год 2011. Младший сын Даниэль успешно сдает в школе государственные экзамены по новой системе, у которой как раз премьера. Конечно, годы, которые предшествовали этому, и бессмыслицу, которая постоянно возникала, очевидно, не смог бы осознать и такой «отличный парень», каким был товарищ Ленин.

В течение последних 20 лет иметь детей школьного возраста было совсем не просто. Это часто было похоже на страдание, сменяющееся отчаянием.

Конечно, появлялись хорошие школы (но их все еще недостаточно), появлялись учителя и учительницы (но и их все еще невероятно мало), которые могли хорошо учить детей и в то же время быть определенным примером. Но, по большому счету, многое осталось в мертвых образовательных водах: осталось слепое натаскивание, неспособность понять, что дети растут в другой среде, не такой, как когда-либо, отношения школ и родителей стали свободнее, у преподавателей часто нет никакого авторитета. И как тогда пережить чешскую систему образования?

Периодически на нее вообще не обращать внимание.

Не обращать внимание на то, кто сейчас министр образования. После революции их на этой должности было уже 13 (Мирослава Копицова (Miroslava Kopicová) даже два раза).

Не реагировать сразу же на изменения, которые предлагают чиновники и политики, потому что их предложения часто ни к чему не приводят.

Вести детей к тому, чтобы они хорошо знали чешский и английский, в совершенстве владели компьютером, читали книги и, главное, думали самостоятельно. Тогда можно пережить и нашу систему образования и цунами…