16 февраля апелляционный суд Парижа приговорил бывшего лидера «Национального фронта» Жана-Мари Ле Пена (Jean-Marie Le Pen) к трем месяцам тюрьмы условно и штрафу в 10 000 евро.

Ле Пена повторно судили после кассационного разбирательства за то, что в 2005 году он заявил праворадикальной газете Rivarol, что немецкая оккупация не была «такой уж бесчеловечной, пусть даже в ней и были перегибы, которые неизбежны в стране площадью в 550 000 квадратных километров».

На вопрос корреспондента Le Monde, Ле Пен ответил, что намеревается добиваться обжалования решения. «Мы затронули сакральный вопрос: как только речь заходит о Второй Мировой войне, невозможно иметь собственное мнение. Все должны думать совершенно одинаково», - сказал Ле Пен.

Читайте также: Ширак, де Вильпен и Ле Пен тайно получали деньги из Африки


8 февраля 2008 года коррекционный суд Парижа признал Ле Пена виновным в «защите военных преступлений» и «отрицании преступлений против человечности». Помимо оккупации Ле Пен также представил свою шокирующую версию бойни в Аске в апреле 1944 года, когда 86 французов были расстреляны в ответ на сход с рельсов немецкого поезда.

21 января 2009 года апелляционный суд Парижа подтвердил приговор Ле Пену за «отрицание преступлений против человечности». В тоже время он признал его невиновным в «защите военных преступлений» по делу Вильнев-д’Аск и назвал некоторые пункты обвинения недоказуемыми.


Читайте также: "Оккупация не была такой уж бесчеловечной"

Тем не менее, он в полной мере подтвердил наказание в виде штрафа и условного тюремного срока. Ле Пен и подавшие иск ассоциации направили кассационную жалобу.

27 апреля 2011 года кассационный суд подтвердил невиновность Ле Пена в защите военных преступлений. Это решение стало окончательным. Кроме того, он отменил и все остальное, то есть штраф и тюремный приговор. 1 декабря 2011 года дело было вновь рассмотрено в апелляционном суде Парижа как по уголовным, так и гражданским статьям обвинения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.