Солдаты различных армий в одинаковой степени способны пойти на безумства или даже преступления? Этот вопрос встает перед нами после новой драмы, которая произошла в американской армии 11 марта. 38-летний сержант, отец семьи, встал посреди ночи, ушел с территории базы и расстрелял 16 мирных жителей в соседней афганской деревне. За несколько недель до этого в сети появилась видеозапись, на которой американский военный мочится на трупы повстанцев. Эти кадры шокировали людей во всем мире и напомнили о жестоком обращении с заключенными в иракской тюрьме Абу-Грейб, о котором стало известно в 2004 году. А также появившихся в 2003 году фотографиях немецких солдат, которые играли с человеческими черепами в Афганистане.

Мы задали этот вопрос французским офицерам, которые не могут публично говорить на такие чувствительные темы. «Во французской армии принято считать, что у нас крепкий моральный дух, но мы не застрахованы от подобных нервных срывов, - осторожно поясняет один из них. - Может быть, в армиях других стран им приходится тяжелее. Или же мы чему-то научились после войны в Алжире».

Читайте также: США извиняются за снимки солдат с убитыми афганцами

20% солдат страдают от психологических расстройств

«Нужно быть предельно сдержанным», - говорит генерал Бенуа Руаяль (Benoît Royal), бывший начальник отдела по связям с общественностью сухопутной армии и автор книг по военной этике. Недавние события служат наглядным тому подтверждением: убийство четырех человек французским легионером в Чаде в 2009 году, расправа над бандитом в Кот-д’Ивуаре в 2005 году, за которую четырех бывших военных будут судить в Париже в конце этого года. Такие случаи, конечно, возникают реже, чем в американской армии, но и солдат во французском контингенте в 30 раз меньше, чем их коллег с другого берега Атлантики.



Медицинские исследования психологического влияния войны на тех, кто ее ведет, дают схожие результаты. В среднем от психологических расстройств страдают 20% солдат. Обычно обследования проводят по возвращению с войны. В 2010 году исследование медицинской службы французской армии среди военных, которые вернулись из Афганистана за три-шесть месяцев до этого (этот период был назван «критическим»), показало, что от 9% до 26% бойцов пережили то или иное травмирующее событие. Многие из них отказываются от медицинского наблюдения. Кроме того, по мнению врачей, подавляющее большинство (80%) из тех, кто получил физическое ранение, находятся в состоянии стресса, а треть из них - даже хронического стресса.

Условия подготовки, размещения и вывода солдат отчасти могут объяснить их реакцию. Американцы могут находиться в боевых условиях в течение 12-14 месяцев, что, по мнению их французских коллег, является настоящим безумием. Солдат, который совершил убийства 11 марта, служил в Ираке и Афганистане на протяжении 30 месяцев, что просто невозможно во французской армии. Что касается Афганистана, где французскому контингенту вновь приходится вести тяжелые бои, в 2008 году генеральный штаб решил, что срок службы там не должен превышать полгода. Вновь отправить солдата в зону конфликта можно будет только через год, если, конечно, он сам добровольно не пожелает этого. Из общего правила выбиваются лишь несколько специальностей. Кроме того, все отозванные из Афганистана военнослужащие французской армии проходят трехдневную «разгрузку» в крупном отеле на Кипре: разговоры с психологами и отдых позволяют им смягчить шок от возвращения.

Еще по теме: Нападали ли американские солдаты на мирных афганцев?

Солдат «бросают на произвол судьбы»

Различия в подготовке новобранцев также могут отразиться на их поведении во время будущих операций. Наконец, необходимо принять во внимание медицинские и командные условия. С 2004 года во французской армии работает группа психологической помощи. Кроме того, в Афганистане действует «референтная» система, которая может предупредить об опасности в том или ином отряде. Психиатры по очереди обследуют все боевые подразделения. Важный момент: в отличие от американских военных психологов, которые являются частью командной цепочки, их французские коллеги остаются за ее пределами, что чрезвычайно важно для сохранения врачебной тайны и доверия пациентов. Тем не менее, этих усилий достаточно далеко не всегда. «Многие солдаты жалуются, что их нередко бросают на произвол судьбы, - рассказывает офицер. - Обратиться за помощью должен сам военный, но ему очень трудно признать, что она ему действительно нужна. В итоге многое по-прежнему зависит от их непосредственного командира и его умения говорить со своими людьми».

Читайте также: Самоубийства среди американских ветеранов


То есть, в итоге все сводится к военной культуре каждой из стран? Генерал Руаяль согласен с этим. «После войны в Алжире мы много думали об этических вопросах, вели настоящие дебаты, и наш кодекс солдата отражает эти достижения». В его американский аналог, так называемое «кредо солдата», изменения были внесены в 2003 году. В частности в нем говорится: «Я никогда не смирюсь с поражением» и «Я готов сражаться и уничтожать врагов США в ближнем бою». Во французском кодексе содержатся такие фразы: «Он выполняет поставленную задачу со стремлением победить даже с риском для жизни» и «Он держит себя под контролем, уважает противника и старается защитить мирное население». Одним словом, два совершенно разных подхода.

Тем не менее, как рассуждает один офицер, «стремление обесчеловечить противника - это неизменная составляющая любого конфликта, а психологические трудности войны известны всем уже давно». По мнению многих военных, действительно новым явлением стала лишь гипертрофированная чувствительность общественного мнения к этим реалиям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.