Ее звали «багровой ведьмой» за привлекающие внимание своим лилово-красным цветом волосы и неуступчивые политические взгляды. Вдова бывшего руководителя Восточной Германии Эрика Хонеккера нарушила свое 20-летнее молчание , чтобы выступить в защиту диктатуры, подвергнуть критике тех, кто помог ее разрушить, и пожаловаться по поводу своей пенсии.

Марго Хонеккер 84 года. Будучи министром образования Германской Демократической Республики, она работала рядом со своим мужем-диктатором. Сейчас Хонеккер говорит о своей ностальгии по «потерянной стране» и называет ее кончину трагедией. Сделала она это в интервью, которое должны показать на немецком телевидении в понедельник вечером.

На съемки этого документального фильма ушли многие годы из-за упрямства Хонеккер, которая заявляла, что никогда не даст интервью «западногерманским» СМИ. В фильме женщина показана в своем доме в Чили, куда она бежала вместе с мужем в начале 1990-х годов после падения Берлинской стены.

Впервые после 1989 года немцы получили возможность изнутри взглянуть на жизнь Хонеккер и в полной мере ощутить ее неизменные взгляды на ГДР, которую она продолжает идеализировать. В шокирующем своей откровенностью интервью эта решительная и энергичная женщина упорно защищает Восточную Германию и отказывается признавать вину за наиболее деспотичные черты этого государства, в том числе, за свои действия в качестве министра, отвечавшего за тысячи насильственных усыновлений.

«Трагедия в том, что этой страны больше не существует», - заявляет она берущему у нее интервью Эрику Фридлеру (Eric Friedler). Затем женщина добавляет, что хоть и живет в Чили, мыслями она в Германии. Но она имеет в виду не объединенную Германию, а «лучшую из двух Германий», то есть ГДР.

Хонеккер коротко и весьма пренебрежительно отзывается о судьбах сотен людей, которые погибли, пытаясь бежать из Восточной Германии на Запад в поисках лучшей жизни.

«У них не было никакой необходимости лезть на стену и платить за эту глупость собственными жизнями», - говорит она.

Отвечая на вопрос о том, почему в 1989 году произошла революция, если в стране, по ее словам, так хорошо жилось, Марго Хонеккер заявляет, что демонстрации были спровоцированы врагами ГДР. «У ГДР тоже были свои враги. Именно поэтому у нас была Штази», - говорит она, имея в виду репрессивную тайную полицию Восточной Германии.

На вопрос о программе насильственного усыновления детей противников режима, которой она руководила, Хонеккер отвечает: «Такой программы не существовало». Точно так же, экономический упадок ГДР – «это просто неправда», а жертвы режима, по словам этой женщины, «были преступниками, которые сегодня выдают себя за политических страдальцев», хотя на самом деле им иногда даже «платили». Есть ли у нее хоть какое-то чувство вины? «Меня это совершенно не трогает. У меня толстая кожа».

По словам Фридлера, он брал у Хонеккер интервью на протяжении нескольких дней. И все это время бывший министр образования, которая за 26 лет пребывания на этом посту ввела в школах практические занятия с оружием, а также приказала всем учителям докладывать о любых случаях отклонения учеников от коммунистической линии, казалась странно далекой от реальности, решительно защищая свою Восточную Германию.

«Марго Хонеккер не продемонстрировала никакого раскаяния, проницательности, не произнесла ни слова извинений или сожаления», - сказал Фридлер.

«Хотя она и живет в Чили, у нее налажена тесная связь со старой гвардией ее товарищей. Она проводит много времени за чтением в интернете, она хорошо знает, что происходит в Германии, однако говорит, что ее тянет только …в ГДР».

Пользуясь случаем, она также жалуется на свою пенсию в 1500 евро, которую ежемесячно получает из Германии, и называет ее «насмешкой».

Хонеккер предсказывает, что социалистическая Германия, за которую она боролась со своим умершим в 1994 году от рака мужем, снова получит свой шанс. «Мы посеяли в земле семена, которые когда-нибудь дадут свои плоды, - заявляет она. - Нам просто не хватило времени, чтобы реализовать наши планы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.