Гюнтер Грасс впервые критически высказался по проводу запрета на въезд в страну, введенного против него израильским правительством. В своем коротком тексте, озаглавленном «Тогда, как и сегодня – мой ответ на недавние решения», писатель говорит о том, что ему до этого два раза запрещали въезд: сначала в ГДР, а в конце 1980-х годов в Бирму.

Гюнтер Грасс в своем недавно опубликованном стихотворении под названием «То, что должно быть сказано» обвинил Израиль в том, что он представляет собой угрозу для международного мира, поскольку угрожает атомной державе Ирану нанесением «первого удара». Министр иностранных дел Израиля Эли Ишай (Eli Jischai) после этого объявил немецкого писателя персоной нон-грата за то, что он пытался «возбудить ненависть против государства Израиль и израильского народа». В публикуемом газетой Sueddeutsche Zeitung коротком тексте под названием «Тогда, как и сегодня  -  мой ответ на недавние решения» Гюнтер Грасс впервые высказывается по поводу введенного против него запрета на въезд.

«Три раза мне запрещали въезд в страну. Германская Демократическая Республика, сокращенно именовавшаяся ГДР, по приказанию министра государственной безопасности по фамилии Мильке (Mielke) положила начало этому процессу. И именно этот человек многие годы спустя снял введенный ранее запрет, но, тем не менее, приказал в случае ожидаемого приезда этого «разлагающего элемента» установить за ним усиленное наблюдение.

Читайте также: Грасс уполномочем заявить

Когда моя жена и я в 1986 году жили в течение нескольких месяцев в западно-бенгальской столице Калькутте, нам как «нежелательным лицам» был запрещен въезд в Бирму. В обоих этих случаях были предприняты обычные для диктаторских режимов действия.

Но сегодня министр внутренних дел демократии, государства Израиль, наказывает меня запретом на въезд в эту страну, и основание введенной им принудительной меры – по своей тональности – напоминает вердикт министра Мильке. Тем не менее он не сможет помешать мне сохранить полезные для меня воспоминания о нескольких моих поездках в Израиль.

Я и сейчас хорошо помню тишину Иудейской пустыни. Я все еще ощущая свою неразрывную связь с Израилем. Я продолжаю диалог с Эрвином Лихтенштайном (Erwin Lichtenstein), с последним юридическим советником еврейской общины моего родного города Данцига. И я до сих пор вспоминаю о ночных диспутах с моими друзьями. Они спорили (после победоносной войны) о будущем своей страны как оккупационной власти, но были также обеспокоены тем, что через сорок лет превратилось в настоящую угрозу.

ГДР больше не существует. В то же время израильское правительство, будучи неконтролируемой по своим масштабам ядерной державой, считает себя самоуправным и пока не воспринимает никаких увещеваний. – И только Бирма оставляет небольшую надежду.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.