Норвегия, страна фьордов, оленей, ледников… и Андреса Брейвика. Еще меньше года назад большинство норвежцев сочли бы фантасмагорией такую возможность, что из их благополучной страны распространится новость о буйстве сумасшедшего стрелка. Такое случалось только в Америке, Германии, максимум – в Финляндии. В Норвегии – никогда. Андрес Брейвик разбил на кусочки идиллическую картину живописной страны, которая присуждает Нобелевскую премию мира и с распростертыми объятиями встречает иммигрантов. Он разделил норвежское общество.

Премьер Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил, что норвежский ответ на безумные действия Брейвика должен быть таким: «больше открытости, больше демократии, но никакой наивности». Непосредственно после терактов, которые унесли жизни 77 человек и еще 151 человек был ранен, на самом деле казалось, что нация сплотится. Число членов молодежных организаций главных политических партий резко возрастало. Это была своего рода пощечина Брейвику, который на острове Утёйа убил более 60 молодых социал-демократов. В первые дни после теракта норвежцы оказывали незаменимую поддержу родственникам погибших и выражали доверие своей политической и судебной системе.

Читайте также: Брейвик заявляет о своей невиновности

Растущее недовольство


Однако постепенно проявления солидарности сменило недовольство – действиями полиции, политиков и судов. Оказалось, что полицейские, тайные и в форме, могли для спасения жизней молодых людей сделать гораздо больше. И суд, дважды оценивавший (не)вменяемость Брейвика, не слишком отличился, сложилось впечатление, что суд выполняет политический и общественный заказ, то есть ссылается на демократические принципы справедливости и права на стандартный судебный процесс, который так ненавидит сам нападавший.

Но из всего этого норвежцам больше всего стало не нравится то, каким образом велась или, скорее, не велась дискуссия о причинах нападения и мотивах самого Брейвика. Теперь, когда суд начался, чем дальше, тем больше распространяется мнение, что долго находящиеся у власти социал-демократы также виноваты в том, что произошло.

Потому что они помогали создавать разделенное общество, которое отдельных людей превращает в маргиналов, потому что они совершенно не справились с иммиграционной политикой и игнорировали все предупреждения. И к этому еще надо добавить скрытность, секретность, неверную оценку ошибок, провальную работу с информацией и попытки задушить свободную дискуссию о причинах нападения. В результате сложилось впечатление, что Норвегией руководят не совсем компетентные люди, оторванные от реальности. В этой атмосфере на досрочных выборах правящая коалиция простилась бы с властью, и руководить Норвегией стали бы консервативные партии, включая ультраправых.

Также по теме: Суд над Брейвиком - комментарии


Иммигрантское самоубийство

Брейвик крайним, неприемлемым и жестким способом затронул тему, которая беспокоит многих норвежцев. Исследования одно за другим подтверждают, что норвежцы действующую политику в отношении иммигрантов считают самоубийственной, неестественной и основанной на обмане общества. В пятимиллионной Норвегии, согласно некоторым данным, с начала прошлого года живет полмиллиона иммигрантов и до ста тысяч потомков иммигрантов. По прогнозу Норвежского статистического управления, в 2040 году в столице Осло будет проживать 56% иностранцев.

Норвежцы перестают узнавать свою страну. Во многих частях города живут почти исключительно иммигранты. Они по большей части не хотят интегрироваться, потому что они не чувствуют себя норвежцами и в то же время сталкиваются с нежеланием обычных норвежцев их принимать.



И ничто не говорит о том, что скоро все станет лучше. Таким образом, создаются параллельные общины, где действуют отличные от принятых в остальном обществе нормы и правила, где правосудие работает так, что люди берут справедливость в собственные руки. Еще одна проблема – высокий уровень преступности среди иммигрантов и злоупотребление социальными пособиями. Согласно изданию Bergens Tidende, иностранцы составляют третью часть заключенных в норвежских тюрьмах, это наибольшая доля в Скандинавии.

Все это - плодородная почва для усиливающихся антииммигрантских настроений. Однако эти взгляды основная политическая линия игнорирует и сторонников таких взглядов в массовом порядке называет неинформированными трусливыми расистами и эгоистами. Таких «расистов», конечно, явно становится все больше. Согласно исследованию газеты Vårt Land, проведенному в январе этого года, более половины норвежцев соглашаются с тем, что иммиграция угрожает самобытности Норвегии.

Читайте также: Конец иммигрантского рая

Гиперкорректная политика

Все это опять приводит нас к Брейвику. Недовольство тем, куда движется его страна и сколько иммигрантов она в абсорбирует, якобы было одним из основных мотивов его безумного поступка. По крайней мере, так он заявляет в своем манифесте. Брейвик, как ожидается, попытается использовать суд для пропаганды своих взглядов, а суд (и политики) хотят дать ему минимум пространства. Поэтому нельзя снимать на камеру его ответы, поэтому – чем дальше тем чаще – срабатывает самоцензура и усиливается давление противоположных точек зрения. При этом политическая гиперкорректность, которая душит свободную дискуссию и оттесняет в сторону отличные точки зрения, для демократического общества опасна так же, как и жестокое физическое насилие.

Политические партии не в состоянии реагировать на развитие общества. У них нет понимания современных проблем, таких, как иммиграция. Это, например, продемонстрировали дебаты об изнасилованиях, которых в Осло в 2011 году было вдвое больше по сравнению с прошлым годом. Девяносто процентов преступников были не норвежского этнического происхождения. Реакция властей: организовать больше предложение курсов самообороны. Многие норвежцы, включая родственников погибших, считают это трусливым уходом от настоящих причин проблемы.

Также по теме: Медведев призывает к этнической толерантности


Слабеющее доверие

Суд над Брейвиком – самый важный судебный процесс в Норвегии после суда над коллаборационистами Второй мировой войны. Но пока система справляется с этим процессом не совсем идеально. Все, что было сделано до сих пор, ослабило веру общественности как в полицию, так и в политику. Брейвика норвежцы поголовно считают радикальным продуктом крайне правых, и мало кто сомневается, что он более чем вменяем. Его манифест вызывает невероятный интерес.

Люди уже не верят, что Норвегия может предотвратить появление нового Брейвика. Интерес норвежцев к процессу над Брейвиком огромен. Все ждут, что это будет справедливый и стандартный процесс, но многие не питают иллюзий относительно меры наказания. Они боятся, что жестокий убийца, если его психическое состояние будет оцениваться снова и его уже не посчитают представляющим опасность, через несколько лет будет отпущен на свободу.

 

Автор статьи Ингвар Бренна (Yngvar Brenna) - норвежский блоггер, живущий в Чехии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.