Понятно, что при таком распределении голосов французов после первого тура (Франсуа Олланд – 28% и Николя Саркози -27,18%), оба кандидата будут пытаться получить голоса т.н. «новых избирателей» во время проведения второго тура 6 мая. Битва за крайне правых уже началась, и факт это не может не гневить Марин Ле Пен. Она уже высказалась по поводу такого заигрывания. « Мои избиратели голосовали идейно», заявила Марин Ле Пен на следующий день после выборов, и нечего, мол, их переманивать.

Марин Ле Пен, лидер Нацфронта, набравшая рекордное для ее партии количество голосов – 17,9 процента, до сих пор хранит интригу – официальных заявлений не будет до 1 мая, но и в этот день, избиратели Ле Пен вряд ли услышат, за кого отдать свой голос во втором туре. Поскольку во Франции  отсутствует графа «против всех», избиратели Нацфронта, чаще всего, в таких случаях либо портят бюллетень - опускают в урну конверт с несколькими именами кандидатов, - либо опускают в урну пустой конверт, но на избирательные участки все же приходят. В таком случае их голос не засчитывается, но процент явки повышается.

Жан - Люк Меланшон и Эва Жоли уже сориентировали своих избирателей, призвав во втором туре голосовать за Франсуа Олланда. Франсуа Байру – колеблется. Перед тем, как дать напутствие своим избирателям, он хочет встретиться с Николя Саркози и Франсуа Олландом.

Марин Ле Пен, чья кампания была построена на «уничтожении» партии Союз за Народное Движение, партии Николя Саркози, не сможет призвать своих избирателей голосовать за действующего президента, даже если некоторые общие моменты у обоих кандидатов все же имелись. Но представить, что ультра-правые вдруг отдадут своих голоса социалистам, в данном случае - Франсуа Олланду, еще тяжелее.

Читайте также: И во Франции бывали вбросы

Между тем, первые опросы после первого тура показывают, что 1/3 избирателей Марин Ле Пен все же готова отдать свои голоса Олланду и 2/3 голосов отойдут Николя Саркози, соответственно.

Комментирует шеф-редактор журнала "Marianne" (журнал, близкий к крайне левым, - прим.ред.), Жан-Доминик Мерше:

Жан-Доминик Мерше (Jean -Dominique Merchet):

Мне кажется, что то, как проголосуют избиратели «Нацфронта» во втором туре - главная загадка этих президентских выборов. И именно ответ на этот вопрос предрешит финальный результат.

Я считаю, что для начала следует разделить голоса активистов Национального Фронта и голоса избирателей Нацфронта.

Потому что Нацфронт как партия вместе с Марин Ле Пен решили сделать все, чтобы Николя Саркози проиграл.

В этом даже можно не сомневаться. Вся стратегия Национального Фронта в этом – допустить победу левых, чтобы подорвать силы правых, чтобы затем попытаться заново составить оппозицию справа в своих интересах.

Это политическая стратегия, стратегия Марин Ле Пен. Она призовет устроить протестное голосование во втором туре, скорее всего, но в реальности активисты Нацфронта (т.е. то самое ядро), будут голосовать за Франсуа Олланда, чтобы добиться поражения Николя Саркози. Такова политическая стратегия.

Также по теме: Франция - всякое еще может случиться

Другой вопрос – как будут голосовать избиратели. Почему избиратель голосует за Национальный Фронт?

Он голосует так потому, что находится в трудной ситуации в социальном плане, как мы говорим, но он мог бы голосовать в таком случае и за другие партии, например, за партию Жана-Люка Меланшона, которая как раз выражает этот социальный запрос.



То, что характеризует голосование за Нацфронт, это, прежде всего, голосование против иммиграции.

Будут ли избиратели во втором туре голосовать за Николя Саркози, который как раз ужесточает правила по поводу иммиграции, или же они будут голосовать за Франсуа Олланда? Последний, как известно, поддерживает ту политическую традицию, которая говорит о лояльности к иммигрантам. Это открытый вопрос. Поэтому в финале голоса избирателей Нацфронта могут отойти Николя Саркози, даже если они считают, что он не лучший, однако будет хуже, если левые придут к власти. Так они полагают. Вот в чем главный вопрос второго тура.

RFI:
Марин Ле Пен была бодра в тот вечер, когда оглашали результаты голосования первого тура: «Битва за Францию началась», скандировала она с трибуны. Ее отец, Жан-Мари Ле Пен, приехав в штаб Марин, заявил, что «дочь отомстила за отца», набрав такое рекордное количество голосов. Риторика самой Ле Пен, конечно, менее агрессивна, чем риторика бывшего лидера Нацфронта, однако, совершенно понятно, что раз «битва началась», то будут раненые. Однако все же предстоит понять, с какой стороны – слева или справа.

Комментирует главный редактор еженедельника "Le Point" (журнал правоцентристских взглядов, - прим. ред.), Этьен Жернель:

Этьен Жернель (Étienne Gernelle): Никто не является собственником голосов этих избирателей.

Это политическая данность, что бы там ни говорила Марин Ле Пен, призывая «голосовать ни за одного, ни за другого».

Читайте также: Марин Ле Пен может решить исход второго тура

Люди проголосуют, исходя из своих собственных предпочтений. Однако внутри Нацфронта есть люди правых и левых взглядов. Например, та часть избирателей, которая представляет рабочий класс, они изначально голосовали за коммунистов, и сегодня чаще всего они голосуют за Национальный Фронт.

У этих людей может возникнуть соблазн во втором туре вернуться в «политическую семью», проголосовать за левых. Таких людей немного – последние опросы все же показывают, что 60 % избирателей Нацфронта свои голоса предпочтут отдать Николя Саркози. И только 30% процентов – за Франсуа Олланда. Но ведь есть и те, кто планирует воздержаться, т.е. не пойти на выборы вообще. Их голоса и хотят заполучить оба кандидата 6 мая, во время второго тура за эти голоса будет вестись сражение.

Таковы правила выборов, которые происходят в два этапа. К сожалению, чаще всего, чтобы победить во втором туре, нужно не столько быть сильным, сколько заключать сильные альянсы. В предвыборной кампании во время первого тура, например, нужно посильнее ударить по своему соседу. Все это – часть обычной политической игры. И речь идет не об активистах, и еще меньше о предвыборном штабе, но об обычных людях. Понятное дело, что в штабе люди уже были затронуты во время таких нападок во время кампании. А люди (избиратели), не чувствуют, что нападают на них лично, когда нападают на их кандидата. Все эти вопросы вокруг «эго», затаенной обиды могут быть забыты достаточно быстро.

Однако есть еще и другой расчет, несколько маниакальный - расчет активистов и сторонников партии. Те, кто голосовал за Марин Ле Пен, во втором туре могут проголосовать за Франсуа Олланда, полагая, что это может послужить интересам их партии, потому что, если Николя Саркози проиграет – правые проиграют, и тогда Нацфронт, возможно, повысит свое влияние. Могут быть такие расчеты. Но это, как я говорил, скорее тактика активистов, которые действует из своих личных соображений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.