Трубопроводы – это политика. По стальным трубам текут нефть и газ – питательные соки экономик западных стран. Тот, кто контролирует трубопроводы, обладает властью. Поэтому отказ венгерского энергетического концерна MOL выделять деньги на строительство запланированного трубопровода Nabucco ни в коем случае нельзя назвать тривиальным шагом. Концерн MOL является одним из основателей консорциума компаний, который планирует построить трубопровод Nabucco. Этот трубопровод является также одним из важнейших проектов в энергетической области Евросоюза. С помощью Nabucco должна быть снижена зависимость Европы от российских поставок газа.

Сомнения относительно возможности построить Nabucco за приемлемую цену существовали, конечно же, давно. Первоначально предполагалось, что длина трубопровода составит более 3000 километров, и он пройдет от восточных границ Турции до Австрии. С помощью Nabucco планировалось доставлять в Европу природный газ из региона Каспийского моря. Теперь Венгрия сделала существовавшие сомнения официальными – представители концерна MOL сообщили, что финансирования этого проекта с венгерской стороны больше не будет. Тем самым трубопровод рискует так и остаться на бумаге. Теперь в Брюсселе, судя по всему, будут обсуждать более короткий его вариант – из Болгарии в Австрию.

Читайте также: Провал Nabucco и будущее российской энергетики

Неожиданными закрытие проекта Nabucco назвать нельзя. У этого трубопровода с самого начала возникли проблемы. Они были связаны с тем, что европейцы, признавая стратегическое значение трубопровода, отказываются действовать соответствующим образом. К Nabucco существовало такое же отношению, как к любому другому строительному проекту где-нибудь в Европе - как будто речь шла об участке автомобильной дороги в провинции, а не о важнейшем энергетическом проекте. Поэтому Nabucco получал много хвалебных слов, но мало финансовой и политической поддержки. О деньгах и собственно природном газе должны были позаботиться сами участвующие в проекте компании.

Что касается Кремля, то он не проявлял подобной сдержанности. Москва все время считала Nabucco именно так, чем он на самом деле и является. Она воспринимала этот проект как угрозу – политическую и экономическую – для чрезвычайно прибыльной российской монополии в области экспорта центрально-азиатского газа. Эта монополия функционирует следующим образом: Россия покупает казахский, туркменский, узбекский и азербайджанский природный газ, транспортирует его по трубопроводам и продает с наценкой на Западе. Трубопровод Nabucco, позволяющий обойти Россию и дающий возможность центрально-азиатским странам прямо экспортировать свое сырье на Запад, угрожает существующей газовой монополии.



Поэтому Россия самым решительным образом боролась против этого проекта. Попытки заключения контрактов на поставки природного газа с Центральной Азией были сорваны, но прежде всего Москва сделал ставку на свой конкурирующий проект – «Южный поток». Евросоюз отреагировал слишком поздно и слишком слабо. Сначала бывший голландский министр был назначен уполномоченным по проекту Nabucco, но он вскоре отказался от этой должности ради того, чтобы стать мэром Гааги. Затем слывущий мастером на все руки Йошка Фишер (Joschka Fischer) был приобретен как лоббист проекта Nabucco. Но это ничего не дало. До сегодняшнего дня не ясно, откуда можно будет взять так много природного газа, необходимого для того, чтобы заполнить эту трубу и сделать ее рентабельной. К тому же стоимость трубопровода возросла до 15 миллиардов евро.

Также по теме: Газовый поток из России начинает истощаться

Однако теперь можно спокойно смотреть на Nabucco: сомнительный в экономическом отношении проект находится на грани срыва. Именно это и происходит. Если русские хотят вложить миллиарды в строительство нового трубопровода, который рынку на самом деле не так уж и нужен, флаг им в руки. Европа может более разумно потратить свои средства.

Однако подобный подход лишает зрения политику силы, которая имеет отношение к любому трубопроводу. Влияние России на Европу во многом основывается на том, что она – особенно для Германии – является одним из важнейших поставщиков нефти и природного газа. Открытие «Северного потока» только укрепило ее позиции, а отказ от проекта Nabucco, возможно, на десятилетия зацементирует существующий расклад. Новый российский президент Владимир Путин может радоваться – он сохраняет в своих руках важный инструмент давления.