Высказывались утверждения о том, что фашизм зародился непосредственно в годы Первой мировой войны. Сам Гитлер уверял, что те годы оказали решающее значение для формирования его антисемитской и пангерманской идеологии. Для достижения политических и карьерных целей он активно использовал свой военный опыт, а его последователи создали множество мифов и легенд, в основе которых лежали героические деяния фюрера и его врожденные качества лидера.

 

Томас Вебер опровергает все эти утверждения. Ввиду отсутствия документальных данных о Гитлере, касающихся тех лет, исследователь в максимальной степени использует фронтовые сводки мюнхенского Военного архива и свидетельства его бывших соратников по 16 Баварскому пехотному резервному полку (16 ПРП), названному полком имени Листа (List) в честь первого командира, погибшего в 1915 году. 

 

Цель книги заключается в том, чтобы проанализировать, вписывается ли Гитлер в особый микромир этой воинской части и решить, что повлияло на формирование его мировоззрения: ужасы войны или послевоенный революционный опыт. Стал ли Гитлер прямым продуктом войны или мы имеем дело с исключительным случаем политического самовнушения? В научном труде однозначного ответа на этот вопрос не дается. Хотя автор и отрицает влияние войны на формирование радикальных политических взглядов, при этом он подчеркивает влияние таких непредвиденных событий, как радикальный поворот в развитии Баварской революции 1918-1919 годов. И доходит до утверждения о том, что если бы баварская монархия продолжила линию на консервативное реформаторство и не допустила таким образом революции, Гитлер продолжал бы зарабатывать на жизнь рисованием умилительных почтовых открыток.

 

В книге, прежде всего, исследуется история 16-го Баварского ПРП, воинской части, которую не особенно ценило высшее командование. Она участвовала в крупных сражениях (в первом сражении при Ипре в 1914 году, в Нев–Шапельском (Neuve Chapelle) сражении 1915 года и в сражении на реке Сомма осенью 1916 года). В этом полку был отмечен рост случаев дезертирства и неподчинения командирам, а количество потерь было выше (погиб каждый четвертый военнослужащий), чем в среднем по германской армии (каждый шестой). 

 

Выжженная земля

 

Действительно, между солдатами противоборствующих сторон скорее наблюдалось братание, чем озлобление. Хотя вначале немецкое командование предприняло чрезвычайно жесткие меры против французских и бельгийских снайперов, что было вызвано необходимостью быстрой победы с целью избежать боевых действий на двух фронтах, ожесточение на полях сражений особенно усилилось лишь после того, как верховное командование приняли на себя Гинденбург и Людендорф, ставшие применять тактику выжженной земли.

 

16-й ПРП участвовал в сражении при Вердене и весьма слабо проявил себя в боях на реке Сомма. Именно там произошло его окончательное моральное разложение. Потеряв более 50% личного состава, он сражался в течение всего лишь трех недель, вместо установленных двух месяцев.

 

Из докладов и свидетельств явствует, что Гитлер был весьма угодлив и щедр по отношению к начальству и презрительно относился к своим боевым товарищам. Он сумел добыть себе теплое местечко при штабе полка и благодаря этому подвергался меньшему риску, чем бойцы на передовой. Был дважды ранен, награжден (в августе 1918 года он получил Железный Крест первой степени) и находился на военной службе в течение 42 из 51 месяца войны. В битве на реке Сомма он участвовал всего лишь четыре дня, да и то находясь за два километра от линии фронта. Он снова оказался далеко от фронта, когда разыгрались наиболее ожесточенные сражения лета и осени 1918 года. Газовая атака в ночь с 13 на 14 октября положила конец его участию в войне. Гитлер прошел курс лечения от «окопной истерии» в отделении психиатрии военного госпиталя, что он тщательно скрывал во время всей своей дальнейшей политической карьеры.

 

Во второй части книги описывается влияние, которое военный опыт оказал на усиление нацизма, имперских настроений Гитлера и на историческое развитие Германии после Первой мировой войны. 

 

Вебер делает вывод о том, что не война вызвала рост ультранационалистических настроений среди военнослужащих 16 Баварского ПРП, а именно последующие события (провозглашение Республики в Германии, убийство Айснера в феврале 1919 года и переход на радикальные позиции Баварской Советской республики) привели к укреплению и встраиванию в политическую систему праворадикальных сил и одновременному ослаблению социал-демократических и либеральных партий.

 

Бурные времена 

 

Вслед за участниками Historikerstreit (дискуссии 80-х годов об ответственности нацистов за то, что произошло в Германии) исследователь заявляет, что борьба с большевизмом не входила в приоритеты национал-социализма на раннем этапе его развития. В эти бурные времена сумятица в умонастроениях людей была вполне обыденным явлением, что подтверждает служба Гитлера советскому правительству Баварии и его поддержка национал-большевистских идей Е. Никеша (E. Niekisch), главы Революционного совета. Его антисемитизм возник в революционный и послереволюционный период, но его политическое будущее еще окончательно не определилось, когда он поступил в отдел контрреволюционной пропаганды армии.

 

Увидев, как исчезает дух товарищества среди солдат, до того времени заменявший ему семью, в сентябре 1919 он вступает в Рабочую партию Германии, где пытается сплотить вокруг себя бывших сослуживцев из штаба полка. Однако, большинство из них за ним не пошли: лишь 17% ветеранов 16 Баварского ПРП стали членами Нацистской партии. Автобиографическая мистификация «Майн Кампфа», использовавшая миф о безукоризненном послужном списке полка имени Листа в качестве гитлеровского прототипа будущего национал-социалистического общества, не смогла скрыть, что во время войны не существовало ни духа товарищества (Kameradschaft), ни боевого братства (Frontgemeinschaft), а лишь взаимная подозрительность и вражда между рядовыми.

 

Миф о храбром солдате активно продвигался нацистской пропагандой с 1925 по 1933 год, несмотря на опровергающие заявления и слабое желание бывших однополчан вставать под знамена Гитлера и национал-социализма.

 

Также не представляются обоснованными размышления об отсутствии преемственности между насилием Первой мировой войны и жестокостью Второй, которые основываются на том, что главными действующими лицами обеих войн были представители молодого поколения, не имевшего опыта боевых действий. Как указывал Г.Л. Моссе (G.L. Mosse), дух милитаризма, заполнивший годы между двумя войнами, связал воедино экстремальный опыт, накопленный обоими поколениями.

 

Первая мировая не стала питательной средой для будущих нацистов, однако из ее горнила вышли ветераны, чьи воспоминания озарили своим мистическим светом политическое будущее фюрера. Возможно, как указывает Вебер, персонаж по имени Гитлер не был непосредственным порождением войны, но в результате войны возник мир, сделавший возможным появление мифа о Гитлере.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.