Может создаться впечатление, что международная ситуация, которая и без того стала ускоренно корректироваться, сделала еще более крутые повороты. Возникло подозрение, что между США и Турцией возникло большее взаимопонимание, что США предпочли более активно вмешиваться в революционные события на Ближнем Востоке, и в Евразии ШОС обретает большую значимость.

Действительно, в региональной политике происходят важные события, Турция угрожает шиитским государствам и тем самым, возможно, в некоторой мере происходит сближение ее позиций с интересами США.

На мой взгляд, наиболее интересное событие для нас заключается в том, что США выбрали очень удобный момент, то есть, они выжидали и поняли, что альянс между Турцией и Россией так и не состоится, и приняли решение вновь вернуться к своему «Черноморскому проекту». Есть понимание, что США делают в нашем регионе всего лишь паузу, и эта пауза не может длиться вечно.

Нужно сказать, что США были готовы вернуться к активной позиции в Черноморско-Кавказском регионе, даже если Турции и России удастся сблизить свои позиции в большей мере. Но этого не произошло, и американцы при большей степени свободы сделали реплику относительно своих позиций в Черном море. Видимо, появление крейсера «Монтеррей» в Черном море - это все еще не демонстрация «Третьей силы» в регионе, но это серьезная заявка на то, в Пентагоне не забыли о задачах «Третьей силы».

Не следует рассматривать эти намерения США только как шаги в направлении противостояния России, но и, одновременно, в части сдерживания Турции. Быть может, в стратегической перспективе задача сдерживания Турции в этом регионе имеет большее значение для атлантических целей, чем противостояние с Россией. Со временем и Россия будет заинтересована в уверенном присутствии США в Черноморско-Кавказском регионе, так как вскоре не будет в состоянии самостоятельно сдерживать Турцию.

В данной перспективе, если США не будут ущемлять самолюбие России, то они обретут в ее лице наиболее надежного партнера в регионе и даже в ряде регионов. Но американцы не сумеют понять преимущества сохранения баланса сил и поэтому натворят много глупостей, в очередной раз.

Россия стремится «уцепиться за соломинку» в лице Китая, но все больше понимает, что задача Китая в Евразии заключается в получении некоторых гарантий со стороны России, чтобы тем временем осуществлять свою экспансию в регионах. Создается впечатление, что за последние недели и месяцы Россия в чем-то серьезно проиграла, причем, на ряде направлений сразу. Ей не удалось-таки обрести относительно надежных партнеров ни в Европе, ни в Передней Азии, ни на Дальнем Востоке.

России придется, в обозримой перспективе, более внимательно относиться к интересам своих «младших» партнеров в регионах, потому что другие партнеры просто не предвидятся. Дальнейшее сотрудничество с Китаем в нынешнем формате может привести к сильной зависимости России от Китая, если русские политики и далее намерены выстраивать свою политику на Дальнем Востоке односторонним образом. Чтобы сохранить свои позиции в Центральной Азии, России придется в большей мере согласовывать свои намерения и планы с США, в чем они также заинтересованы. Дело в том, что до сих пор в отношениях между Россией и Китаем все еще нет достаточно подробных договоренностей и обязывающих согласований по поводу проблем Центральной Азии.

Турция настолько увлеклась своими амбициозными, имперскими намерениями, что стала одновременно врагом и для арабов, и для Ирана. Турция заявила о себе как о главной ударной силе в направлении шиитских государств, надеясь, таким образом, приобрести новые позиции в арабском суннитском мире. В действительности ее ожидает еще большая геополитическая блокада и изоляция в исламском мире. В Анкаре убеждены, что удар по шиитам приведет к решению ее проблем в отношениях с арабскими государствами, но с арабами не нужно обращаться как с бывшими османскими владениями.

Турция была и остается нежелательным партнером в арабском мире. Тем более, что ни США, ни Франция, ни, теперь уже, Британия не заинтересованы в усилении позиций Турции на Ближнем Востоке. Пытаться усмотреть в данных действиях Турции какие-либо принципиальные договоренности с США было бы чрезмерным преувеличением. В Турции укрепился нынешний правящий режим, и, конечно же, это усилит уверенность ее руководства в верности не только социальной, но и внешней политики. Поэтому Турция будет все сильнее вовлекаться в политику неоосманизма, которая рано или поздно приведет ее к большей конфронтации в регионах.

На Южном Кавказе в последнее время главной интригой стали попытки США указать Азербайджану его истинное место, при этом, наиболее верным приемом для США может стать военное поражение Азербайджана. Грузия окончательно утратила интерес к себе как к активному партнеру, и может надеяться только на роль страны, выполняющей транзитный сервис. Из страны, рассматривающей себя как чуть ли ни активного геополитического игрока, Грузия стала только элементом логистической системы. Армения, как ни парадоксально, оказалась в более предпочтительном положении, так как ее роль регионального «балансира» и функция сдерживания региональной экспансии Турции стали необходимыми и интересными для США и их партнеров в Европе. Одновременно, такая же задача связывается с Арменией в политике Ирана.

Представляет интерес возможная перспектива урегулирования отношений между США и Ираном, как бы странно это ни выглядело. Многое будет зависеть от того, как будут строить свою политику США в отношении разворачивающейся борьбы суннитских и шиитских государств.

США удавалось, в условиях арабо-израильского конфликта, удерживать свои позиции в арабском мире, во многом в связи с тем, что Вашингтон никогда не порывал отношений с алавитским режимом в Сирии. Однозначная попытка сделать некий прорыв и помочь Израилю, путем демонтажа правящего режима в Сирии, приведет к еще большей утрате позиций в исламском мире. Для США было бы более приемлемым в вопросе Сирии в большей мере прислушиваться к советам Франции. Пока Иран все больше подвергается геополитической блокаде, в которой, так или иначе, принимает участие и Россия, что не принесло ей ничего хорошего.

Азербайджан стоит перед довольно сложной проблемой дальнейшего применения тактики давления и шантажа. Данная тактика не может быть признана ни эффективной, ни результативной. Но все карты раскрыты и, как быть дальше? Исчерпание приемов давления может привести только к одному, то есть, к полномасштабной войне, что означало бы разрушение азербайджанской государственности, уничтожение азербайджанских вооруженных сил и, скорее всего, к огромным жертвам гражданского населения, а также к уничтожению энергетической инфраструктуры. Поэтому, Азербайджан, почувствовав, что его политика давления и шантажа находит понимание различных государств, готов применить более жесткие способы, надеясь избежать большой войны, пока он не получит соответствующие гарантии успеха и поддержки извне.

Турция становится все более близка к заинтересованности в возобновлении военных действий, но, конечно же, по определенному сценарию, то есть, матричной, управляемой войны, хотя совершенно понятно, что в Анкаре не уверены в возможности реализации именно данной модели ведения войны и продолжают опасаться быть втянутой во вторую карабахскую войну. Турция, все-таки, ближе к опасениям и нежеланию войны, нежели к рису подать сигналы Азербайджану о начале войны.

США, как никогда, серьезно озабочены возможностью начала войны, так как это совершенно не вписывается в их стратегию, если иметь в виду развертывание системной региональной войны. Но американцы просто уже не скрывают желания наказать Азербайджан за строптивость и глупейшее высокомерие, и наказать его может только армянская армия. Матричная, управляемая война была бы просто находкой для американцев, так как это позволит дезорганизовать развертывание турецко-российского альянса, продемонстрировать неспособность Турции и России дирижировать ситуацией и, тем более, разруливать критические моменты в регионе, а также вовлечь НАТО и ЕС в процессы на Южном Кавказе и в Черном море, одновременно блокировать Иран с северного направления.

Никто иной, а только США и будут управлять регионом на «макроуровне». Нужно было внимательнее читать публикации некоторых армянских политологов (действительно политологов, а не «адвокатов» руководителей и их мнимых партнеров в Москве), и тогда было бы понято, что пауза в политике США в различных регионах означала всего лишь снижение активности, а вовсе не отказ от присутствия и стратегических задач.

Европейцы откровенно насмехались над Грузией, представив ее как крайне неудачный американский эксперимент, и продолжают цинично наблюдать за событиями в регионе. Тем не менее, европейцы могли бы принять более активное участие в судьбе региона, но только в рамках деятельности НАТО.

Иран достаточно взволнован, испытывает серьезные опасения по поводу возможного катастрофического изменения ситуации в карабахской зоне и готов предложить Армении много политических и экономических ресурсов, но, конечно, взамен на более определенную и понятную позицию. Вроде бы, Армения просигналила Ирану о своих истинных намерениях, и Иран готов поверить в это, но внешние обстоятельства настолько выглядят угрожающими, что в Тегеране продолжают сомневаться в намерениях Армении.

Иран хотел бы решать вопросы только с Арменией, так как решение аналогичных проблем с другими партнерами просто невозможно, таковых нет и не будет. События в Ираке, Афганистане, Сирии и на Южном Кавказе говорят о том, что Иран близок к решению вопроса по пересмотру геополитической конфигурации, нет иных путей решения проблем национальной безопасности.

Россия ведет себя как никогда омерзительно, пытаясь одновременно создать имидж своему руководству в глазах Запада и умиротворить Турцию и Азербайджан, буквально ползая на коленях и перед Западом, и перед своими новыми «стратегическими» партнерами в оригинальных кепках. Москва осознала всеми фибрами приближение момента истины, когда всем станет понятно, что никакой она не гегемон и не центр силы, и, конечно, же, не способна урегулировать такого рода конфликты.

Нынешняя Россия - это ослабленное и униженное, в очередной раз, региональное государство, не способное понять, что как американцы кинули ее в грузино-осетинском конфликте, так кинут и в карабахском. Россия очень надеялась на шанс проскочить в паузе, которую сделали американцы в Черноморско-Кавказском конфликте. Но пауза оказалась весьма условной, и, видимо, начался новый этап американской экспансии в регионе, но уже в других условиях баланса сил.

Скорее всего, до возникновения «Третьей силы» в регионе еще далеко, но на то и американцы, чтобы позволить себе удовольствие понаблюдать в свободном режиме каникул, кто и как будет дергаться в регионе. «Третья сила» - это прием против не только России, но и Турции. Эта же «Третья сила» означает не что иное, как консервацию всех возможных актуальных конфликтов и возникновение новых, все еще не актуализированных конфликтов, в том числе и этнополитических, причем, на всем Кавказе и Черном море.

Объективно интересы США и Ирана сближаются, и если на Ближнем Востоке США выступили против шиитского пояса, для сбалансирования ситуации, то в ближайшее время США, как и Европа, станут демонстрировать свою заинтересованность в укреплении шиитского альянса. В этом плане Южный Кавказ в определенном смысле интегрируется с Ближним Востоком, через главную «завязку», то есть, Иран.

(Продолжение следует)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.